Недавно в Петербурге состоялось слушание дела Дмитрия Угая. Его обвиняют в нарушении «закона о миссионерстве» авторства Ирины Яровой.

История такова. 44-летний математик и программист, практикующий бхакти-йогу, читал лекцию о философии йоги в Лофт-Проекте Этажи на фестивале «Ведалайф». По окончании лекции он был задержан работниками милиции и отправлен в отделение для дачи показаний. Его обвиняют в проповеди вишнуизма — заявление на Дмитрия и послужило поводом к его задержанию. На суде выяснилось, что есть грубые нарушения в оформлении протокол,а и суд перенесли на 18 января.

Мне, как руководителю йога-центра, задают вопросы по этому поводу. Во-первых, йога — это не религия, и верить в неё не надо. Современный мир принял эту глубокую древнюю философию как способ самопознания. И это может быть понимание себя во Вселенной, а может быть понимание причин боли в спине. Когда отпускает напряжение в пояснице, проходит головная боль и приходит бодрость, - то кого именно благодарит в этот момент человек на занятии, Бога или здравый смысл, приведший его на занятие, - это, я думаю, вопрос глубоко внутренний.

Вызывает уважение стойкость Дмитрия, сообщающего милиционеру о своей вере в Кришну. Его диалоги в дежурной части с «человеком интеллигентного вида», спрашивающего о религиозных убеждениях, отношении к православию, о духовном имени отсылают нас к временам репрессий. Тем более этот инцидент удивителен тем, что в этом же городе, тогда ещё Ленинграде, в 1977 году, прошёл суд над преподавателем йоги.

Тогда 26-летний Анатолий Иванов, выпускник народного университета физкультуры, руководивший группой здоровья с элементами йоги, был осуждён на четыре года общего режима. Его обвиняли в нетрудовых доходах и распространении порнографии. По тем временам плата за занятие — это коммерческая деятельность, а демонстрация «Кама-сутры» - это распространение порнографии. Его ученики и дети его учеников, которые занимаются у нас, как легенду передают историю его возвращения после заключения, говорят о том, как его заставляли есть мясо, и как навсегда потухли его глаза. А всё это произошло после того, как в 1973 году газета «Советский спорт» опубликовала постановление Комитета по делам физкультуры и спорта, определяющее йогу, женский футбол и бридж как не советские виды спорта.

Сегодня, когда в России отмечают ежегодный Международный День йоги, а президент страны отзывается о йоге как о пути от физического к духовному, вряд ли начнутся облавы на йогов. За всё время существования наших центров йоги никаких препятствий со стороны государства мы не испытывали. Может, потому, что мы находимся не на рынке религиозных услуг, а скорее, на рынке физкультурно-философских.

Некоторые из моих учеников хотят, чтобы я высказала определённую позицию. Буду ли я защищать йога Угая, пойду ли я на суд? Я отвечаю, что надеюсь, Дмитрия будет защищать организация, которую он представляет. И, надеюсь, что решение будет вынесено в рамках правового поля. Они вздыхают и уходят. Видимо, я не оправдываю их революционных надежд.

С другой стороны, некоторые друзья отговаривают от любых заявлений. На всякий случай, чтобы не шарахнуло. Я думаю, что мы должны говорить открыто обо всём. Тогда нашим детям в России будет что продолжать строить после нас. Будет нестрашно.

Йога — это модель идеального государства. Здесь есть и богатые, и бедные, есть и больные, и здоровые, и маленькие, и большие. Мы стараемся договариваться. И, несмотря на то, что курс государства определяют многие финансовые, религиозные, геополитические интересы, я уверена, что главным интересом должен быть человек.