Импортозамещение – как много в этом слове для сердца русского слилось. Импортозамещение в сельском хозяйстве, в промышленности, импортозамещение в оборонке, импортозамещение культуры, импортозамещение в финансовой сфере… Импортозамещение становится темой каждого второго совещания в правительстве, а если чиновник делает заявление не о пенсиях, то, уж почти наверняка, прозвучит «импортозамещение» в его речи. У людей уже рябит в глазах и хочется «выключить звук» - как при усталости от заезженного примитивного попсового хита, который звучит из каждого утюга.

Тем более что успехи импортозамещения при этом, мягко говоря, неочевидны. ВВП в сентябре продолжил своё снижение (на 0,2% к августу и на 0,7% к сентябрю 2015), туда же движется и промпроизводство, которое должно было стать локомотивом нашей экономики. Согласно планам полутора-двухлетней давности, мы уже должны были наводнить своими дешёвыми товарами как минимум Европу.

Но в сентябре снова видим снижение индекса промпроизводства на 0,2%. Особенно в этом году подкачали обрабатывающие производства, ухудшив свои показатели на 0,9% за январь – сентябрь. Производство автомобилей сократилось на 11,8%, стальных труб на 12,7%, аппаратуры для радиосвязи и телевидения на 17,8%. Так себе импортозамещение.

Оптимизм внушить могла бы отрасль производства продуктов питания, но и здесь все не так гладко, как кажется на первый взгляд. За 9 месяцев этого года пищевая промышленность прибавила 2,2%, в основном за счет роста показателей производства мяса с мясных субпродуктов. Молочная промышленность показала прирост на 1,8% за тот же период. Вот только производство сырого молока снижается 0,1% каждый год. Фактически наше производство ограничивается упаковкой: молоко разливают по бутылкам, сыр нарезают на куски и ломтики, заворачивают в полиэтилен и вешают бирку. Упаковочные предприятия стали, пожалуй, одни из самых популярных в последнее время.

Правительство тем временем продолжает креативить, придумывая всё новые меры поддержки: были созданы МСП Банк, Корпорация МСП, программы льготных кредитов (после того, как задрали ставки до небес), а развивается по-прежнему лишь производство того, что можно без проблем упаковать, завернуть и запечатать. Можно предоставить предпринимателю государственную гарантию (опять-таки не бесплатную), в наиболее успешных регионах есть даже какой-то ненулевой шанс получить субсидию, но толку от этого немного. Предпринимателям из всех отраслей необходимо новое современное оборудование. Его-то у нас как раз и нет. Попытались импортозаместить всё, кроме самого важного: средств производства. У нас нет ни своего производства, ни технологий.

Приведу показательный пример из собственной практики. Речь о производстве мягкого творожного сыра «филадельфия». При производстве этого сыра не обойтись без дорогого оборудования, используемого для микрофильтрации молока. Таких установок на всю страну наберется 1-2 штуки, а все остальные производители, кому не повезло к ним подобраться, пытаются что-то сделать на том же оборудовании, которое используется для творога. Естественно, ничего толкового из этого не выходит. Не «филадельфия», а жалкая пародия на нее.

Устаревшее оборудование и отсутствие современных технологий – настоящий бич всей нашей промышленности. Если в начале 90-х ежегодное выбытие основных фондов (проще говоря - утилизация старого непригодного оборудования) составляло 1,53%, то в начале 2000-х этот показатель сократился до 1,05%. Сейчас же этот показатель не превышает 0,6%. Предприниматели вынуждены экономить на всём, вырабатывая всякий ресурс оборудования сверх меры. Лишь бы не пришлось тратиться на новую технику. 

Такое положение дел характерно для всех отраслей промышленности за исключением разве что добывающей: допускать перебои в добыче нефти нельзя. А на остальные отрасли внимание обращают по остаточному принципу. Например, в сфере лёгкой промышленности доля оборудования со сроком эксплуатации до 10 лет в отрасли составляет 37%; от 11 до 20 лет — 24%; более 20 лет — 39%, а доля импортного оборудования по данным «Росагролизинга» достигает 90%. У нас практически не осталось производителей оборудования и комплектующих для лёгкой промышленности. Фактически функционируют только несколько мелких производителей комплектующих, и всё.

Все это вовсе не означает, что люди привыкли сидеть по лавкам и ждать, когда же правительство все сделает за них. Просто модернизация стала чересчур обременительной и рискованной. Кроме того, что цена оборудования возросла из-за курсовой разницы, так еще приходится платить импортную пошлину 5% - 10% и НДС, рассчитываемый от полученной стоимости. Раньше пошлины несли заградительную функцию, и должны были стимулировать развитие отечественного производства. Но теперь сама цена импортного оборудования оградит кого хочешь... 

Ситуация поразительно неэффективная: цены на оборудование выше всякого разумного предела (к примеру, на запуск компактной сыроварни требуется минимум 500 000 евро, а на небольшой сырозавод – минимум 5 млн евро), предприниматели платят государству налоги и пошлины за ввоз, а потом пытаются получить от государства какие-то субсидии. В итоге деньги, сделав круг через бюджеты различных уровней, возвращаются к предпринимателям. Только не ко всем, а к избранным, к тем, кто смог добиться этих субсидий. 

А ведь именно импорт технологий – краеугольный камень любой развивающейся экономики. Заимствование технологий на начальном этапе не уникально, этот путь прошли все страны, пережившие бурное развитие в прошлом веке. Аргумент, что в Советском Союзе у нас все своё было, значит, и теперь справимся, не пройдёт. Технологии ушли далеко вперед, а наши возможности откатились назад. Пора признать тот факт, что развивать обрабатывающую промышленность мы начинаем практически с нуля.

За примерами далеко ходить не нужно. Это не только азиатские страны, которые благодаря заимствованию технологий и поощрению импорта оборудования буквально за несколько десятилетий из отсталых аграрных государств превратились в промышленных и финансовых гигантов. Подобный путь выбрал сейчас наш сосед Азербайджан, также проходящий через кризис из-за дешевого сырья и нуждающийся в модернизации промышленности.

В этом году там было принято решение на 7 лет освободить импорт промышленного оборудования от пошлин и налогов, плюс дополнительные налоговые льготы предприятиям, проводящим модернизацию. И вот результат: каждый год в этой небольшой стране открывается несколько промпарков, строятся крупные совместные фармацевтические предприятия. В общем, процесс идёт полным ходом. А мы все штампуем коробочки-упаковочки, пытаясь выдать это действо за прогресс в импортозамещении.

Отмена только импортных пошлин сделает оборудование и технологии более доступными, простимулирует открытие новых предприятий и создание рабочих мест, налоги с которых, как показывает мировая практика, с лихвой перекрывают снижение поступлений в бюджет от импортных пошлин. Можно продолжить политику всеобщей изоляции, выжить можно, но кого привлечет перспектива стать второй Северной Кореей?

Пока же со всех сторон слышим о стараниях развития промышленности и экономики в целом, но по факту видим совсем иную картину. Подобная неопределённость хуже тотального запрета на общение с внешним миром: люди не знают к чему готовиться, как рассчитывать свои силы и возможности. Можно «назло бабушке отморозить уши», но развитию отечественной промышленности это точно не поможет.