В одной крупной петербургской организации произошло счастливое событие: организованный ей эвент (праздник) взял международную премию. Праздник был большой, с бюджетом в много миллионов рублей. Премия тоже важная. Гости на церемонии вручения были в смокингах и коктейльных платьях. Пригласили всех, кто имел отношение к празднику, от подрядчиков до секретарши. И тех, кто работает в компании, и тех, кто инструменты подавал. Не позвали только генерального продюсера праздника (первое лицо проекта) и технического директора праздника.
Конечно все удивились. С генпродюсером теоретически понятно – она уже уволилась из компании. Не очень логично (ведь многих, кто в компании не работает, позвали), но видимо гендир обиделся. А вот технический директор в компании продолжает работать. Одним из топ-менеджеров. Никакой очевидной логики в том, что его не позвали, нет. Но злые языки говорят, что это всё потому, что он муж первой.
Вероятно, здесь имел место трудный выбор в голове у руководства: поступить логично и последовательно – позвать всех, кто ответственный за праздник и победу - или поступить в соответствии с личными принципами в стиле «все кто не с нами, тот против нас».
Когда ты руководитель и выбираешь между логикой и личными принципами, лучше ставить на логику: она понятна бОльшему количеству людей. Кроме того, с логикой почти все согласны, а с твоими принципами не факт, что все. О твоих принципах 90% сотрудников компании даже не знает. Поэтому когда вместо логики в негативных решениях ты, будучи руководителем, выбираешь «принципы», ты становишься с точки зрения людей самодуром, причём недобрым. Они не понимают, почему с их коллегой так обошлись и за что.
Почему не стоит так обращаться с (людьми) сотрудниками? Во-первых, потому что они из-за этого становятся не просто неудовлетворёнными и неэффективными. Они становятся опасными. Как ведут себя люди, которые работают под таким «недобрым самодуром»? Они всегда опасаются нелогичного, необоснованного и внезапного удара в спину.
Человек, который всё время ждёт удара в спину, от испуга часто бьёт первым.  Чисто на всякий случай. И делает это не тогда, когда есть причина, а тогда, когда есть возможность. Пока не ударили его.
Вторая причина, почему не стоит так с людьми (сотрудниками) легко пояснима на примере. Когда двух ключевых организаторов праздника не позвали на вручение заработанной ими премии, они узнали об этом не сразу. Им никто не рассказал об этой награде, даже коллеги, с которыми они вместе работали и праздник делали.
У коллег по работе часто складываются приятельские, даже дружеские отношения, особенно при реализации сложных проектов. Почему же эти люди не поступили логично: не сказали, не позвали, не придумали способ прийти для своих друзей? На церемонию вручения премии просто можно было купить билет, коллеги могли скинуться и позвать членов своей команды. Но они не стали. Неужели они плохие, не помнят добра, лицемеры или трусы? Нет, нет и ещё раз нет.
Они обычные люди. Их можно понять и простить. Они ведут себя так, как положено в организации, как сложилась корпоративная культура. Сильные личности могут вести себя в соответствии со своими внутренними правилами и принципами (иногда неочевидными, но всё же). А обычные ведут себя в соответствии со средой, ведь иметь принципы – это слишком дорого для них. В результате можно сказать, что человек склонен как быстро оскотиниваться – нужна просто благоприятная для этого обстановка, так и снова обретать человеческий облик, когда рядом приличные люди. Именно поэтому наши соотечественники меньше мусорят и нарушают ПДД в Европе.
Так вот вторая причина, почему нежелательно так поступать с сотрудниками: разве приятно жить и работать среди испорченных людей?
И ещё важный момент: имеет ли право руководитель предприятия жертвовать эффективностью работы компании ради своих принципов? Если это его предприятие – то да. Он может позволить себе потерять немного своих денег, чтобы удовлетворить свои чувства. А если это наёмный руководитель – то нет. Потому что жертвовать чужими деньгами ради удовлетворения своих чувств – это не только некорпоративно, но и странно.