О недостатке кадров сейчас сокрушаются все. Речь идет не только о кадрах для заводов и супермаркетов. Шутка президента Медведева о приглашении Шварценеггера в московские градоначальники - это еще и намек на то, что брать приличных и невороватых людей почти неоткуда. Но кого не хватает и где? Полный хаос в этом вопросе. Тем, кто считает, что для модернизации нужны инженеры и ученые, олигарх Михаил Прохоров возражает: мол, ему требуются именно рабочие, а не грамотеи.

Рабочие из Средней Азии валом валят в Москву, но мэр Собянин настаивает, что это «не те рабочие», а на стройках и в дворницких должны трудиться москвичи, а не таджики.
Есть проверенный столетиями рецепт, каким образом элита объясняет обществу, куда именно следует направлять свои усилия. Иногда это происходит сознательно, иногда нет, но результат будет одинаков - люди быстро соображают, «кем надо быть». Как гениально подметил Пушкин, нашему народу «священ пример царя его». Дети русского императора появлялись на публике исключительно в военных мундирах. Куда идут дети высших, туда же будут смотреть и низшие. Судите сами - когда СССР сколачивал самую большую в мире армию, дети членов Политбюро учились на летчиков и артиллеристов. На истребителях воевали Василий Сталин и Степан Микоян. В воздушных боях погибли Леонид Хрущев и Тимур Фрунзе. После войны на передний план вышли «наука и техника» - вот вам, пожалуйста, членкор АН СССР химик Юрий Жданов, конструкторы ракет Серго Берия и Сергей Хрущев. Но потом «генеральная линия» изменилась - Игорь Андропов пошел по дипломатической части, Юрий Брежнев - по внешнеторговой. Все, кому надо, поняли, что даже для верхушки общества Советский Союз оказался мало оборудован.

В биографиях детей нынешних отцов отечества нет никакой «социальной работы», «венчурных стартапов» и «научных открытий». Но есть, как вариант, тотальная засекреченность «детской личности». Если там все хорошо, зачем такая завеса тайны? Так что, пока слова отцов расходятся с делами детей, нечего рассчитывать, что кто-то будет к этим словам прислушиваться всерьез.