В Норвегии – общенациональная эйфория. На части шельфа Баренцева моря, которую в 2010 году уступил Осло Дмитрий Медведев, нашли углеводородов на 30 млрд евро. Блогеры недоумевают: чем был продиктован тогда такой щедрый подарок соседу и как его объяснить теперь: предательством национальных интересов или "преступной халатностью"?

Я писал об этом ещё в сентябре 2012 (Без лоха и жизнь плоха). Собственно, информация о том, что на отошедшем Норвегии шельфе есть в три раза более богатое и более удобное для добычи месторождение — свод Федынского — была в сети и в момент подписания договора с Норвегией в 2011 году. И лица, подписывавшие договор с Норвегией со стороны России (Медведев и Газпром), не могли не знать об этом (оценка запасов опубликована Арктикморнефтегазразведкой в 2006 году) — что подтверждается оговоркой о совместной добыче углеводородов (очевидный участник со стороны РФ — Газпром, вкладывающий прибыль в зарубежный футбол).

Отмечу, что по оценке главного ученого секретаря Кольского научного центра РАН Анатолия Виноградова на отошедших Норвегии территориях кроме Свода Федынского вероятны и другие месторождения (поднятия Година и Центральной банки, Варяжская и Октябрьская структуры), и оговорка о совместном освоении на них уже не распространяется.

Защитники договора с Норвегией обосновывают его необходимостью кооперации с Норвегией, обладающей большим опытом добычи на шельфе северных морей, при освоении Штокмановского месторождения. Но по факту, норвежцам нет никакого смысла осваивать Штокман, так как он находится дальше от портов и в худшей ледовой ситуации, чем полученные по договору с Россией месторождения. Ровно через год после подарка от Медведева норвежская Статойл покинула проект освоения Штокмановского месторождения. Мало того, судя по проиходящему (Северный альянс, повышение активности НАТО в регионе и попытки "поморизации" Крайнего севера), Норвегия не заинтересована в добрососедских отношениях, а значит займётся освоением даже не свода Федынского, а третьих месторождений, т.е. без участия российской стороны. Таким образом, речь идёт уже не о продаже российской территории, а о разбазаривании. И надо понимать, что основным потенциальным потребителем ресурсов с этих месторождений будет не Норвегия или Россия, а Великобритания. Т.е., если говорить не благостных речах, а о реальном положении дел, то Медведев подарил Великобритании доступ к огромному месторождению углеводородов...

П.С. Не будем забывать и о рыбном промысле — по некоторым оценкам норвежцам отошли районы, в которых добывалось до 60% российского улова в Баренцевом море.

(c) leto-volodya