Осенью все говорят об образовании. Как правило, до 5 октября, до Дня учителя. Потом повестка меняется на отопительный сезон и сбор картошки.

Наша Раша
В этом сентябре главные слова об образовании произнес предприниматель Михаил Прохоров. Самый богатый член президентской комиссии по модернизации говорит мало, но всегда хочется, чтобы он сказал что-то еще. У нас много студентов, сказал Прохоров, мало рабочих. Сейчас семь из 10 учащихся претендуют на вузовский диплом. Надо наоборот, чтобы четверо из пяти грызли гранит трудовой науки в ПТУ.
К золотым словам Прохорова присоединился президент Медведев, поручивший губернаторам в компании с Минобрнауки подготовить предложения по переподготовке вузовских преподавателей для работы в профтехучилищах.
Прохоров мудро обратил внимание и на низкий престиж рабочих специальностей, вспомнив, что образ рабочего на российском телевидении -- это Равшан и Джамшут из «Нашей Раши». Теперь следует ожидать, что вместо сериалов «Универ» и «Кадетство» пойдут «Путяга» и «Работяги». Актеры те же, только в новых сюжетах юные топ-модели будут радовать не студентов и курсантов, а пролетариев.
Надбавка за знания
Студентов у нас много. Согласно данным переписи 1989 года, в возрастной группе от 20 до 24 лет только 64 человека на 1000 имели высшее образование, а в 2002 году -- уже 118. После новой переписи цифры будут еще выше. С 1993 по 2008 год общее число студентов увеличилось почти на 5 млн. Зато подозрительную эволюцию проделал показатель «отдача на образование». Согласно исследованию ВШЭ, в 1990 году год обучения в вузе означал среднюю прибавку к зарплате в 4,2%. В 1998 году премия за образованность выросла до 7% и вышла на пик в 8% в 2003 году. Но уже в 2004 году «надбавка за знания» начала снижаться и сейчас составляет 7,1%.
Вызвать лифт
Зато рабочих вроде бы действительно не хватает. За 7 последних лет численность учащихся в учреждениях начального профобразования сократилась более чем на треть. При этом, по данным социсследований, опубликованных «Ведомостями», почти две трети выпускников профучилищ вовсе не собираются работать по полученной специальности. На рынок труда идут в основном работники сферы обслуживания и торговли.
Как-то все странно получается. Заявленная модернизация требует, чтобы в процесс получения знаний было вовлечено как можно больше людей.
Тем более что образование должно вернуть себе функцию социального лифта. При чем тут воссоздание системы ПТУ, укомплектованных профессурой?
Если уж хочется выучить людей рабочим профессиям, почему бы не зарезервировать для каждого школьника капитал вроде материнского, который он может потратить исключительно на обучение навыкам слесаря или бульдозериста? Может быть, «за профобразование» имеет смысл спросить с капитанов нашей промышленности? У Генри Форда технология позволяла рабочему освоить место у конвейера за неделю. Что, разве есть государственные ПТУ, где готовят сотрудников для «Макдональдса»?
Все проще гораздо. Почитайте, что пишет Джоэл Хелман из Всемирного банка.
Реформы (что политические, что экономические) в какой-то момент останавливаются именно из-за нежелания продолжать движение вперед теми, кто уже выиграл от «половинчатых» реформ.
Для таких «ранних победителей» цена развития или «модернизации» будет слишком высокой. Отсюда желание все оставить как есть -- на деле, а не на словах.
Как очаровательно писал в своем завещании кардинал Ришелье, «в сем рассуждении политики хотят, чтоб в порядочном государстве было больше учителей художеств рукодельных, нежели учителей наук свободных, для обучения книжной мудрости».
И добавлял: «Нужные государству солдаты лучше воспитываются в грубости невежества, чем в утонченностях науки».