Подводя итоги года (чего там года - всего десятилетия!), следует признать, что российская верхушка, взяв курс на «модернизацию», всерьез задумалась над пушкинскими словами о правительстве как «единственном европейце в России». Правда, не в том смысле, который имел в виду поэт.

В отличие от политической верхушки СССР, которая в принципе была «невыездной», нынешняя верхушка прекрасно устраивается на Западе. Нет сомнений, что именно условный «Запад» понимается как максимально комфортное, «правильное» и приятное для жизни место. Остается только внедриться в западную политическую элиту и легализовать там свои капиталы. Наши руководители действительно хотят видеть в России западный капитал и иностранных специалистов. Для последних даже готовы построить целый «инноград» с особым правовым режимом. Как у государя Алексея Михайловича была «Немецкая слобода», так у наших будет «Сколково». Точно так же российская верхушка пользуется любой возможностью, чтобы интегрировать свои капиталы в иностранный бизнес. Так, как это делают арабские шейхи, готовые за нефтедоллары покупать что угодно и где угодно и выступать инвесторами в любых «западных» проектах». При этом, по данным журнала Economist, за по­следние 10 лет капиталовложения в России составили в среднем 21% ВВП. В Китае, который нам вечно приводят в пример в смысле устройства власти, капиталовложения составляют 41% ВВП. Почувствуйте разницу. В нашем «нефтяном государстве» за последние 20 лет не было построено ни одного нефтеперерабатывающего завода. Проблема в том, что сырьевые экономики хорошо живут только в тех случаях, когда там не много едоков. Саудовская Аравия роскошествует, но у короля Абдаллы всего 30 млн подданных. Нигерия тоже супернефтеэкспортер, но ее население сопоставимо с российским, и эту страну нельзя назвать процветающей. Не нужно быть большим специалистом в области слияний и поглощений, чтобы увидеть - в нынешней российской ситуации в «условно западное» экономическое пространство может быть интегрирован только сырьевой сектор. Плюс автосборка, производство продуктов питания и супермаркеты, причем ориентированные на локальный рынок. Да, еще телекоммуникации, ведь мобильник - любимая игрушка в России, настоящий «друг человека». Но все эти отрасли в их текущем состоянии могут обеспечить некий «евростандарт» максимум для 20-25 млн человек. А что делать остальным 120 млн? Ответа нет. Полноценная модернизация будет означать отказ от «модернизации для избранных». Естественно, что «избранные» не согласны. Три века назад европейцы в Московии изумлялись златоглавым церквям и роскошным теремам, возвышавшимся над сотнями избушек. Сейчас мы по-прежнему удивляемся дистанции между нашим золотым миллионом и всеми остальными. Пушкин описывал Россию XVII века так: «Россия поделена на воеводства, управляемые боярами. Бояре беспечные. Их дьяки алчные. Правосудие в руках дьяков. Подати многосложные… беспорядок в сборе оных. Притеснения. Воровство. Нравы свирепые». Так прошло 300 лет или нет?