Владимир Рожанковский, инвестиционный аналитик Global FX:

Активы Виктора Вексельберга – более диверсифицированные по сравнению с активами Олега Дерипаски. Среди прочих, Вексельберг владеет главным и дочерними предприятиями химико-энергетического холдинга РЕНОВА. Кроме того, Вексельбергу принадлежит контроль в КЭС Холдинге, до сих пор контролирующем ряд энергетических активов после реформы РАО ЕЭС: к счастью, эти активы, как правило, не имеют счетов вне России. Также имеется доля в РусАле. Кроме того, Вексельберг является генподрядчиком ряда важных государственных инфраструктурных проектов и имеет долю в инновационном фонде «Сколково» – также, преимущественно без выхода на сопряжённые иностранные счета, которые могли бы подлежать заморозке в рамках санкций. 

Таким образом, наибольшему удару подверглись иностранные структуры холдинга РЕНОВА, поэтому СМИ говорят лишь о части имущества Вексельберга, оказавшейся вне зоны доступа – на общую сумму до $2 млрд. Речь идёт, в частности, о швейцарских компаниях Sulzer и Oerlikon, которые из-за санкций не смогли выплатить материнской компании дивиденды за 2017 год. Таким образом, РЕНОВА лишилась выплат на общую сумму около $132 млн – часть из этих средств предназначалась для инвестирования в вышеупомянутые инфраструктурные проекты. Sulzer также выкупила у «Реновы» 5 млн собственных акций, чтобы хотя бы частично выйти из-под действия санкций (теперь доля «Реновы» в Sulzer сократилась до 48,8%). Впрочем, деньги от продажи акций — около $570 млн — РЕНОВА также не сможет получить до снятия с неё санкций. 

Некоторые СМИ также сообщают о том, что в Швейцарии также под блокировку попали зарплатные счета отделения РЕНОВЫ, но потом их разблокировали. Как заявили источники, РЕНОВА ожидает помощи швейцарских властей в этом вопросе. Хотя многие эксперты высмеивают иллюзорность такой возможности, я не стал бы полностью исключать реалистичность такой договорённости. Напомним, что в 2010-м году Генеральная прокуратура США проводила по всей Швейцарии экстерриториальные чистки в поисках граждан США, укрывающих свои капиталы в швейцарских банках. Тогда под многомиллиардные санкции попали крупнейшие швейцарские банки, включая UBS. После этого правительство Швейцарии неоднократно подчёркивало, что Швейцария дорожит своим нейтральным статусом и нераскрытием банковской тайны, и не примет никакой внешний прессинг с целью изменить свои исторические устои и убеждения. Вот так: ни много ни мало! Посмотрим, как это будет выглядеть в реальности.

Хотя ситуация с санкциями – крайне серьёзная, поскольку у Вексельберга нет единого структурообразующего крупного производственного предприятия, ориентированного на экспорт, его ситуацию можно назвать существенно более лёгкой по сравнению с проблемами Олега Дерипаски.

Что касается помощи государства, то её концепция пока всё ещё находится в стадии разработки. В частности, глава РСПП Александр Шохин на прошлой неделе высказался в том ключе, что помощь должна быть направлена не на компенсацию потерь активов олигархам, а на возобновление нормальных операций подсанкционных предприятий, их жизненного цикла и выплат зарплат работникам.