Related imageБогатый на политические события и трения между Россией и Западом месяц ожидает увлекательная развязка – не успели российские дипломаты вернуться на родину в изгнание, как премьер-министр Великобритании Тереза Мэй предложила исключить из оборота еще и российские облигации, тем самым, обрубив источники финансирования деятельности Кремля. Пожалуй, логичная следующая ступень анти-российских санкций, однако, необходимая ли?

Довольно иронично, что экономика России живет отдельно от ее политической жизни – пока мировые лидеры вели осуждающую полемику в адрес России, 16 марта под надзором ВТБ были выпущены государственные долговые облигации на сумму $4 млрд., спрос на которые оказался крайне высоким. Во многом, это, конечно же, следствие поднятие кредитного рейтинга страны от S&P Global с так называемого «дряного» BB+ до «стабильного» BBB- за счет формального снижения инфляции, стабильных цены на сырье, а также ожидаемого исхода выборов. А то, что вскоре страны выслали 152 российских дипломатов, ни оценщиков, ни инвесторов не испугало. Более того, почти половина облигаций ушла именно в Лондон. А теперь существует риск наложения запрета на институты их купившие.

Очевидно, что мнения разошлись. МИД Великобритании пока на стороне своих: Борис Джонсон назвал идею интересной и требующей рассмотрения вариантов, а представитель комитета по внешним делам Том Тугендхат признал важным ограничить клиринговые компании от приобретения этих облигаций, чтобы не допустить их обращения на вторичном рынке. В Штатах настроены менее оптимистично: еще в феврале, по заказу Конгресса, казначейство провело исследование, показавшее, что санкции на обслуживание долга могут серьёзно встряхнуть финансовые рынки и, особенно, навредить инвестиционным фондам. При этом, положительного эффекта для инициаторов будет мало. В Кремле, как обычно, подобный ход восприняли со скептицизмом, а российские финансисты – со сдержанным опасением технических и экономических последствий решения.    

Действительно, мера оригинальная, но прежде всего, трудно реализуемая. Как подмечает управляющий фондом в Абердине Виктор Сзабо: «Соединенное Королевство не сможет действовать в одиночку, ей придется в требовательном порядке очищать европейские финансовые институты и согласовывать свою  экономическую политику». При этом, для Великобритании это также не пройдет безболезненно – британские инвесторы и пенсионные фонды держат большие пакеты российских облигаций. И даже если провернуть все это с минимальными потерями, урон российской экономике также будет нанесен незначительный - «Пока цены на нефть сохраняют относительно высокие значения, макроэкономическая обстановка в России в любом случае сохранится стабильной» - заключает управляющий фондом из Франции.

Таким образом, получается любопытная ситуация – вводить санкции как бы нужно, но инструментарий остается скудным. Впрочем, «бессмысленность» исключения из оборота бондов может как раз подтолкнуть к применению данной меры, если не на выпущенные, то на будущие облигации – ведь тогда серьёзных последствий точно не будет, но Запад хотя бы вновь выскажет свою позицию. А Россия в очередной раз попытается поднять цены на нефть и газ, ведь, к сожалению, пока ничем другим оперировать не может, кроме как стратегией поддержки сырьевой зависимостью развитых стран. А евробонды можно будет разместить где-нибудь в Китае. Впрочем, их репутация, скорее всего, пошатнется и, не исключено, что придется искать альтернативные источники финансирования.  

Несмотря на всю дерзость российской политики на международной арене, стоит отдать должное ее финансовой составляющей – экономисты смогли создать ситуацию, при которой все больше санкций носят чисто формальный характер. Однако, стоит заметить, чем более усугубляется внешнее давление, тем сильнее страдает не верхушка социальной пирамиды России, а ее низы. Тем не менее, за всеми этими играми крайне интересно наблюдать – словно смотришь политический триллер.