Ирина Фаст, адвокат юридического образования «Гражданские компенсации»:

Трагедия в Кемерове вновь продемонстрировала нам абсолютное равнодушие государства и бизнеса к человеческой жизни и безопасности ради сохранения этой жизни. Во всех нарушениях, о которых пишут сейчас, будут разбираться следственные органы. Но что мы получим в итоге? Найдут «крайних», которые понесут уголовную ответственность. А за погибших будут выплачены компенсации. Я уверена, что в итоге сэкономлено на безопасности намного больше, нежели будет потрачено на выплаты за загубленные жизни. Потому что в нашей правовой традиции за жизнь человека суды не взыскивают высоких компенсаций. По данным статистики судебного департамента при Верховном суде РФ, в пределах 100 тыс. рублей в среднем составляет такая компенсация. Человеческая жизнь «стоит» дешевле расходов на сохранение этой жизни. И причина этого - в несовершенстве законодательства. Расплывчато написанная норма (ст.1101 ГК РФ) отдает на полное судебное усмотрение размеры таких компенсаций, нет ориентиров, нет критериев. Результат - мизерные компенсации, при которых не выгодно вкладывать деньги в безопасность. Нужна срочная реформа законодательства в этой части. Жизнь человека должна быть «высшей ценностью», как это прописано в Конституции РФ.

Дело не в ужасном государстве. Законы в нынешнем виде приводят к тому, что дешевле «заплатить» компенсацию в случае ЧП, чем соблюдать все нормативы. Отсюда мы видим пренебрежение к нормам техники безопасности.

В законе нет четких критериев определения ценности жизни и здоровья человека. По статистике – суммы компенсаций обычно невелики. Резонансный случай в Кемерове - исключение.

Конечно, сейчас кощунственно говорить о деньгах.

Но ежегодно люди гибнут и калечатся на работе, в торговых центрах и т. д.  И у нас закрывают на это глаза до очередной трагедии, как в Кемерове.

И Кемерово обнажило все эти проблемы. Потому что так работает система в стране. Экономически выгодно экономить на здоровье людей.

Случай в Кемерове - апофеоз того, к чему подобная политика приводит.