В Арбитражном суде Москвы прошло рассмотрение прецедентного дела о судьбе криптовалюты в деле о банкротстве. Суд отклонил просьбу финансового управляющего включить содержимое биткоин-кошелька должника в конкурсную массу (имущество, которое изымается для погашения суммы задолженности).

Илья Царьков задолжал компании ООО «Рикас Финанс» более 18 миллионов рублей по договору поручительства. В октябре прошлого года он объявил, что не может погасить долг и признал себя банкротом.
Когда в ходе судебных разбирательств финансовый управляющий Алексей Леонов узнал об имеющемся у должника биткоин-кошельке, он попросил суд включить криптовалютные накопления в конкурсную массу. Царьков выступил против этого, указав, что биткоины не имеют правового статуса и не могут быть изъяты в пользу кредиторов.
26 февраля суд отклонил просьбу управляющего. Почему суд принял такое решение и будет ли дело передано в суд высшей инстанции, станет известно позже.

Биткоин даже продать на специализированной площадке как имущество нельзя

Представитель должника не случайно апеллировал к неясному статусу криптовалюты в законодательстве Российской Федерации. Такой актив действительно не указан в Гражданском Кодексе, логика которого сводится к тому, что правовой режим любого «иного имущества», то есть, не описанного кодексом,  должен быть обозначен отдельным Федеральным Законом. На сегодняшний день такого нормативно-правового акта в Российском законодательстве нет.
Согласно закону о банкротстве, любое имущество должно быть изъято и лишь потом реализовано с целью включения в конкурсную массу должника. Ни механизм её изъятия, ни механизм реализации законодательством не предусмотрены: имущество должно быть продано на торгах, посредством лицензированных площадок. Как кто бы то ни было может поместить — условно — биткоин на такие торги — не известно.

Брешь в законе не останется незамеченной

На стадии обсуждения и согласования сейчас находится сразу несколько законопроектов — Министерства финансов и других ведомств — которые, при всех минусах отмечаемых экспертами отрасли, хотя бы признают криптовалюты и токены имуществом. Будь у электронных активов этот статус на момент начала слушаний, исход, вероятно, был бы другим. 
Здесь же суд первой инстанции оставил вопрос не разрешенным. Возможно, дело будет передано в суд высшей инстанции и там судьба криптовалютных активов прояснится. С другой стороны, вопрос о включении биткоинов в конкурсную массу мог бы взять на себя сам финансовый управляющий. Однако, судя по его словам, приводимым в СМИ, Леонов хотел создать прецедент, который послужил бы в будущих спорах.
По указу президента Госдума должна урегулировать статус криптовалют в российском законодательстве к 18 июля 2018 года. Пока же, если и суд высшей инстанции (в случае передачи дела Царькова туда) не решит спора о биткоин-кошельке, не имеющие правового статуса активы могут служить удобным способом сохранения денег для тех, кто рассматривает банкротство как уход от скопившихся долгов.
Однако, полагать, что государство позволит беспрепятственно выводить круглые суммы через очевидную брешь в законе было бы наивно. Очевидно, что статус криптовалют, токенов и операций связанных с «электронными активами», как их уже называет законопроект Минфина, находится в центре внимания законодателей и исполнительной власти. Поэтому делать вывод об успешности «схемы Царькова» пока преждевременно.