На прошлой неделе ВТБ объявил о покупке 29% крупнейшей розничной сети Магнит. Волна обсуждения этой новости выглядела впечатляюще. Сделка интересовала всех, хотя, казалось бы, для обывателей здесь ничего примечательного.

На самом деле, если немного сместить фокус внимания с бизнес-гигантов на обычных людей, то мы поймем, почему мы увидели такой массовый такой ажиотаж внимания. Дело в том, что торговые сети для людей становятся чуть ли не единственным возможным вариантом для покупки продуктов во многих городах. И вовсе не потому, что там лучше и дешевле, а потому, что альтернатив почти не осталось.

По данным исследования компании INFOLine, 53% розничной продажи продуктов питания приходится на торговые сети. При этом 28% розничной торговли приходится на десятку крупнейших из них. Стоит отметить, что когда мы говорим о крупной торговой сети, это вовсе не означает, что речь идёт об огромных супермаркетах, это и другие сетевые магазины «шаговой доступности». Вот они, в первую очередь, представляют угрозу свободной розничным продажам.

В итоге из-за их финансовой мощи и способности заменять собой всем давно привычные «независимые» магазины, конкуренция сильно упала. В итоге даже рынки во многих городах получили некий налёт «элитарности». Хочешь действительно качественные продукты – добро пожаловать на рынок. Вот только низких цен там уже не ждите.

Как это ни прискорбно, но сокращение предложения и повышение цен на качественную продукцию – это только вершина айсберга. Массовый приход торговых сетей в города, особенно небольшие, означает спад доходов населения и снижение общего уровня жизни.

Полагаться на работу больших фабрик и заводов, как в Советском союзе, уже не приходится. Многие из них либо закрылись полностью, либо перепрофилировались под сдачу в аренду площадей различным небольшим предпринимателям. Те, что продолжают работу по своему профилю, провели масштабные сокращения и отличаются сильным неравенством зарплат между рядовыми сотрудниками и руководящим составом. Малый и средний бизнес – основной источник рабочих, именно он формирует здоровый средний класс.

Но крупные торговые сети, будь то продуктовые или мебельные – не важно, убивают предпринимательство в городах (особенно, если речь идёт не об областных центрах). Добиться присутствия на прилавках своей продукции, например, для небольших фермерских хозяйств, практически непосильная задача. Торговым сетям это просто не интересно, даже, если предлагаемая продукция дешевле и качественнее того, что сейчас лежит на прилавках. Они работают только с крупными поставщиками, которые могут гарантировать регулярные поставки в большое количество магазинов сети. А своё они возьмут за счёт доминирующего положения на рынке и более простой системы логистики.

А те поставщики товаров, что смогли пробиться в сети, вынуждены идти у них на поводу, и соглашаться на любые невыгодные условия. Например, сети очень любят возвращать производителям непроданную скоропортящуюся продукцию. За счёт производителей, конечно же. То есть ошибки с расчётами количества товара допустили магазины, а отдуваются за это производители. В итоге их прибыль сокращается, и нет возможности поднимать зарплаты.

Получается совершенно абсурдная ситуация: отечественная продукция пропадает, а в магазинах прилавки завалены импортной. Так, в России 90% картофеля производится фермерскими хозяйствами и подсобными хозяйствами населения. Поэтому хорошую и недорогую картошку можно купить только в сезон сбора урожая в мешке прямо из кузова грузовика. А захочешь весной купить килограмм-два картофеля – будь добр раскошелиться на импортный.

Получается, что местным производителям просто некуда податься. В сети не попасть, а возможностей рынков и локальных магазинчиков не хватает. Прямой путь к банкротству. В не меньшей степени страдают и местные продавцы. У торговых сетей за счёт масштаба есть очень мощный административный ресурс, который позволяет им выбирать не только свободные торговые площади, но вообще любые понравившиеся. А то, что местным предпринимателям придётся потесниться – так это их не волнует. Люди просто лишаются своих доходов.

Число банкротящихся компаний в сфере торговли неуклонно растёт, и бьёт все установленные ранее рекорды. В декабре 2017 года обанкротилось 275 продавцов, такого не было даже после самого сильного обвала рубля. Естественно, крупных торговых сетей в числе этих 275 обанкротившихся компаний не было. Так же и в сельском хозяйстве: количество банкротящихся предпринимателей подрастало каждый месяц в течение всего 2017 года.

Местные жители, теоретически, могли бы устраиваться на работу в эти новообразованные сетевые магазины, чтобы сохранить хоть какие-то доходы. Но у руководителей сетей своя логика. Им не выгодно связываться с местными, намного проще нанять за копейки приезжих мигрантов. В большинстве случаев в магазинах не требуются высококвалифицированные работники.

Выходит, что неконтролируемое распространение торговых сетей лишает работы и местных предпринимателей, и рядовых сотрудников. А жёсткие и не всегда логичные требования контролирующих органов только усугубляют ситуацию. Торговые сети обладают специальными отделами квалифицированных юристов, которые всегда подскажут выход из затруднительной ситуации, а большим начальникам куда проще договориться с чиновниками. Небольшие магазины такими ресурсами не обладают и вынуждены отступать. Поэтому любое усиление позиций (а покупка доли торговой сети госбанком в наших реалиях является именно таким усилением) торговых сетей ведёт к ухудшению положения и без того депрессивных регионов, и беспокоит многих людей.

Но это всё не означает, что надо бросаться в крайности, и бежать запрещать деятельность торговых сетей. Это повод начать работу в направлении упрощения работы в сфере торговли, усиления контроля со стороны ФАС, и оказания большей поддержки малым и средним предпринимателям местными властями. Все должны находиться в равных условиях и иметь одинаковые возможности работать и зарабатывать деньги. Это уже забота не просто об отдельно взятом фермере и владельце местного магазина, а забота о благосостоянии населения и экономики всей страны.