Конституционный суд (КС) вчера ограничил запрет на параллельный импорт, разрешив судам признавать допустимым ввоз товаров без согласия правообладателя в силу «недобросовестности его поведения». Недобросовестностью при этом может быть признано следование режиму санкций против РФ и российских организаций обладателем прав на товарный знак, пишет "Коммерсантъ".

Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления, Адвокатское бюро "Прайм Эдвайс":

В настоящее время трудно дать обстоятельный комментарий, поскольку текст постановления КС РФ пока не опубликован. Однако из содержания официального сообщения на сайте (http://www.ksrf.ru/ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=3389) следует, что КС РФ сделал все, что мог. Он проверил конституционность положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п.п. 1,2 ст. 1515 ГК РФ и запретил применение одинаковых санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции.

Ожидать того, что он признает неконституционной норму о национальном принципе исчерпания прав, которая и порождает проблему на практике, было сложно. Спор о параллельном импорте ведется много лет и фактически носит политико-экономический характер. Вопрос в том, чьим интересам отдать приоритет, интересам правообладателей (принцип национального исчерпания прав) или интересам параллельных импортеров (принцип международного исчерпания прав). «Фасадом» выступает подход к правовому регулированию.

Во многих странах мира действует именно принцип международного исчерпания прав. Он означает, что товар свободно циркулирует в обороте в случае, если он в любой точки мира введен в оборот с согласия правообладателя. В России действует принцип национального исчерпания прав, который позволяет правообладателям контролировать ввоз товара на российскую территорию и, соответственно, диктовать цену на него.

Много лет на самых высоких уровнях в России признается необходимость отказа от национального исчерпания прав, но законодательных изменений пока нет. Не случайно и сам КС РФ говорит о прерогативе законодателя в этом вопросе. Однако не должны применяться одинаковые санкции за ввоз контрафакта, т.е. подделок, и за ввоз оригинального товара, ввезенного на территорию РФ без согласия правообладателя. Именно об этом говорит КС РФ. Применяемая мера ответственности (конфискация) должна соответствовать характеру и тяжести нарушения, принимая во внимание то, что товар в итоге приобретается потребителями. Подделки в принципе не должны вводиться в оборот, поскольку этим нарушаются интересы всех – и правообладателей, и импортеров, и потребителей. Поэтому конфискация и уничтожение подделок необходимая и справедливая мера. Однако если речь идет об оригинальном товаре, пусть и введенном в оборот с нарушением принципа национального исчерпания прав, конфискация несоразмерна допущенному нарушению. В условиях действия принципа национального исчерпания прав область нарушения условно ссужается до взаимоотношений правообладатель – импортер. Потребитель же получает тот же самый товар – оригинальный – причем, возможно, по более низкой цене.

В этом смысле не случайна оговорка КС РФ о том, что судам важно учитывать, не допускает ли правообладатель злоупотреблений своим монопольным положением, недобросовестно завышая цены. Поэтому позиция КС РФ является вполне себе взвешенной, а предложенное решение сложно назвать половинчатым. Это своего рода компромисс, когда проблема в корне может быть разрешена только на уровне политики.

Дмитрий Руханов, LawPro24.ru:

13 февраля Конституционный Суд России допустил возможность параллельного импорта в России. Таким образом, Конституционный суд снял действующий запрет на импорт товаров с разрешенными на них товарными знаками без разрешения правообладатели.

Конституционный суд решил, что это не противоречит Конституции, но также отметил, что у правообладателя имеется возможность недобросовестно использовать исключительное право ограничивать ввоз конкретных товаров или завышать цены на российском рынке. В таких случаях, когда правообладатель ведет себя недобросовестно, суд может отказать правообладателю в иске полностью или частично, тем самым выступить против злоупотребления правом.

От легализации параллельного импорта могут быть как плюсы, так и минусы: он может как способствовать развитию конкуренции, при этом снизятся цены на импортные товары, так и снизит инвестиционную привлекательность страны, и приведет к росту контрафакта, увеличится нагрузка на таможенную службу. Кроме того, это может привести к сокращению выручки компаний. Решение Конституционного суда имеет важное значение и по другому поводу, ведь по сути оно закрепила несколько важных моментов: это то что право на товарный знак должны использоваться только в целях предусмотренных законом, то есть направленных на отделение контрафактной продукции от оригинала.

Другой важный момент - то что Конституционный суд признал поведение правообладателя недобросовестным и не подлежащем защите, если он не поддержал режим международных санкций против России Третий момент, и один из наиболее важных, это то, что антимонопольная служба может препятствовать правообладателям злоупотреблять своим положением, применяя нормы о защите конкуренции. Принятое Конституционным судом решение может означать изменение функционирования российской экономики в той ее части, которая наиболее зависима от импорта товаров в условиях санкций.