Конституционный суд разделил понятия контрафакта и товара, ввезенного на территорию России без согласия правообладателя (параллельный импорт). Об этом сказано в постановлении, вынесенном 13 февраля 2018. Применять одинаковое наказание за параллельный импорт и ввоз поддельных товаров недопустимо,  следовательно, уничтожение такого товара должно остаться крайней мерой. 

Понятие параллельного импорт тесно связано с понятием «исчерпание права на товарный знак». Последнее означает прекращение невозможности правообладателя влиять на введение товара в гражданский оборот третьими лицами. В российской правовой системе применяется национальный принцип исчерпания прав, согласно которому при импорте товара через третьих лиц необходимо получить согласие правообладателя. Если такого согласия нет, то возникает так называемый параллельный импорт. Введенный в 2001 году в действие Кодекс об административных правонарушениях предусматривал для параллельных импортеров санкцию не только в виде штрафа, но и в виде изъятия  ввезенного товара с последующим уничтожением. В 2004 году национальный принцип был поддержан Конституционным судом. Тем не менее, бизнес-сообщество и Федеральная антимонопольная служба активно критиковали такой порядок, так как даже качественные товары подлежали уничтожению, что существенно усложняло и тормозило развитие предпринимательства.

В рассматриваемом деле компания «ПАГ», закупившая для больницы партию специальной бумаги для УЗИ фирмы Sony, приобрела её не у правообладателя, а у польского дистрибьютора по более низкой цене. Товар был задержан на границе, японский правообладатель подал иск, в результате которого бумага была уничтожена, а импортер был вынужден  заплатить фирме Sony 100 тысяч рублей компенсации за несогласованное использование товарного знака. При вынесении решений суды опирались на нормы Гражданского кодекса, регулирующие защиту исключительных прав и использование товарных знаков. В поисках справедливости представители импортера обратились с жалобой в Конституционный суд с просьбой признать указанные нормы не соответствующими основному закону государства. 

Судьи КС РФ приняли довольно взвешенное решение. С одной стороны, они не стали менять ранее изложенную позицию относительно ранее изложенного принципа  и признавать неконституционными положения Гражданского кодекса, налагающие запрет на импорт товаров с товарными знаками без разрешения правообладателя. С другой стороны, Конституционный суд отметил, что эти нормы нуждаются в дополнительном толковании, так как позволяют правообладателю злоупотреблять правами: ограничивать ввоз товаров в определенные страны или завышать цены. Судьи Конституционного суда пришли к выводу о недопустимости приравнивания параллельного импорта и ввоза контрафактных товаров.

Решение Конституционного суда по жалобе компании «ПАГ» смягчает применение в России национального принципа исчерпания прав. Теперь субъекты хозяйственной деятельности понесут ответственность в виде изъятия и уничтожения только в том случае, если товар оказался некачественным или опасным. Это означает, что в судах в первую очередь будут устанавливать качество товара путем проведения экспертиз, расходы на которых понесут правообладатели. Если товар признают качественным, то импортер  получит возможность реализовывать товар на рынке. Если же экспертиза выявит в товаре дефекты, то в таком случае параллельные импортеры понесут ответственность как за ввоз контрафакта. 

Можно заключить, что Конституционный суд занял протекционистскую позицию, защитив российский бизнес от исков правообладателей. Этот шаг с экономической точки зрения выглядит оправданным, так как существенно упрощает отечественным компаниям процедуру закупки товаров на международных рынках в условиях санкций.