В крупных ПАО обеспокоены дополнительной нагрузкой, которая ляжет на компании после вступления в силу закона о публичной нефинансовой отчетности. Затраты только на ее подтверждение могут составить несколько миллионов рублей, при этом обязанность по ее формированию может коснуться и дочерних предприятий. В Минэкономики пока обрабатывают полученные замечания и предложения, пишет "Коммерсантъ".

Павел Боровков, компания " Партнеры и Боровков ":

Сама по себе публикация крупным бизнесом сведений нефинансового характера — вполне закономерный шаг. В том смысле, что бизнес — это не только финансы, но и разносторонняя деятельность, затрагивающая многие сферы жизни и влияющая на них. Отсюда странно, если публичные компании раскрывают исключительно свои финансово-экономические показатели.

Также понятно, что далеко не все компании хотели бы готовить такую отчетность. Вот только причины, что они называют: стоимость подготовки, неясный характер показателей, неаудируемость, — вряд ли являются реальными.

Для начала, все компании, которые могут оказаться в обязательном списке, уже давно готовят и публикуют сложную финансовую отчетность, да еще и по нескольким стандартам параллельно (РСБУ и МСФО, как минимум). Подготовка такой отчетности в многоуровневом бизнесе — сложнейший процесс, поскольку нужно идти от мельчайших первичных операций, перекладывать их на разные учетные принципы, исключать внутренние потоки, пересчитывать валютные курсы, сверять каждую копейку и так далее. Как следствие, это дорогой процесс. Но как-то к нему компании давно приспособились и не обсуждают проблематику, что "готовить финансовую отчетность дорого". В общих их бюджетах — не такая уже неподъемная цифра. Думаю, на фоне этого сбор укрупненных социальных или технических показателей совсем их не обременит.

Далее, у крупных (и не только!) компаний давно есть собственный интерес к различным ключевым показателям деятельности (KPI), сбалансированным системам показателей (ССП / BSc), скоринговым моделям. Для них не будет в новинку задача по сбору нефинансовых индикаторов, а в ряде компаний это давно отработанная и автоматизированная область.

Наконец, стандарты нефинансовой отчетности (тот же наиболее распространенный в мире Global Reporting Initiative, GRI) разрешают поэтапный переход к нефинансовой отчетности, по мере сил компании к ее освоению. Чего нет в финансовых стандартах: например, МСФО требует в первый же год применения сразу сделать сопоставимую отчетность за 3 последних года, причем по всем формам и сегментам бизнеса.

Отсюда, думаю, низкий энтузиазм российских "голубых фишек" связан более всего с требованием публичности. Финансовой отчетности не избежать, зато под нее можно привлечь инвестиции, разместить акции на ведущих биржах, получить прочие осязаемые выгоды. А что они будут иметь за раскрытие показателей "устойчивого и социально ориентированного развития"? Да ничего, кроме оголения каких-то своих слабых мест.

Есть и оборотная, как всегда, сторона медали. По-настоящему открытые компании, занимающиеся своим брендом, могут использовать такую отчетность как ресурс — заявлять через нее о себе на новых рынках, привлекать высококвалифицированный персонал в разных странах, презентовать себя серьезным зарубежным партнерам, участвовать в крупных инфраструктурных проектах. Это вопрос умелого PR и продвижения.