2 тыс. безработных финнов в порядке эксперимента уже год как получают гарантированные 560 евро в месяц — и, в отличие от пособия по безработице, эти выплаты будут продолжаться, и если они найдут работу.

Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

Программу пока утвердили на 2 года. Правы окажутся сторонники "безусловного базового дохода" или противники такой идеи? Это как раз и признано возможным узнать на опыте — впервые именно в стране с высоким среднедушевым доходом и развитой социальной системой, каковой является Финляндия. Одно дело — эксперимент в условиях поголовной бедности в Намибии: там жителям нескольких деревень раздавали всего по 10 евро, и даже это серьезно всколыхнуло жизнь людей, обнаруживших в себе различные предпринимательские таланты, в окрестностях наполовину сократилась безработица и на 29% вырос в ходе эксперимента общий уровень доходов населения — только за счет того, что эти люди были ненадолго вырваны из состояния предельной нищеты. Совсем другой расклад возможен в европейской стране, для которой 560 евро не так много: средний доход на душу населения в 6,5 раза больше.

Помимо предстоящих в 2019 году парламентских выборов, один из главных побудительных мотивов правительства — патовая ситуация, когда безработным оказывается невыгодно браться за наиболее низкооплачиваемую и неквалифицированную работу, которую им чаще всего и предлагают. Шкала подоходного налога в Финляндии начинается с 30%, еще есть корпоративный налог 26% и налог 28% на доход с капитала. Богатейшие 20% финнов зарабатывают в такой системе всего в 4 раза больше, чем беднейшие 20%. При жесткой системе контроля за уплатой и когда нет эффективных налоговых льгот — в итоге разнорабочий получает на руки немногим больше, чем пособие, которое он до этого имел. Но, устроившись на работу, пособия теперь этот человек лишился, а за почти такую же зарплату надо уже весь день или неполный день трудиться.

Финн, потерявший работу, получает профсоюзные выплаты и правительственную соцстраховку в течение 400 дней, а потом субсидию — но человеку нужно доказывать, что он ищет работу. А если он найдет подработку временно на сумму хотя бы 300 евро в месяц, то и выплаты уменьшатся. Подработка может закончиться, но пособие вернется к прежнему уровню далеко не сразу. Оставаться безработным может оказаться выгоднее и спокойнее. Финское правительство давно уже не может придумать, как приоритеты изменить, оттого и решилось проверить, как сработает нестандартный подход.

Расслабится ли человек и в нем возобладают иждивенченские настроения — или, наоборот, обретя мощный заряд позитива, стимул к творчеству и хотя бы небольшую финансовую "подушку безопасности", энергично возьмется за образование и станет для начала промышлять разовыми заказами? Подход у всех разный. 38-летняя участница программы раньше пыталась учиться, но не могла искать при этом временную работу, боясь завалить экзамены: тогда она лишилась бы пособия в 950 евро. Теперь, с 560 евро в кармане без условий, она почувствовала свободу, попыталась трудоустроиться, но за несколько месяцев ее так никуда и не взяли. Она немка и не очень хорошо говорит по-фински. Через 3 года может получить диплом социального работника и теоретически работать воспитателем или ухаживать за больными и инвалидами. Мужчина когда-то работал на фабрике в Хельсинки, 15 лет назад уехал в деревню. Делал на заказ подоконники и ставни, заказы получал с переменным успехом, но в рецессию его маленькую фирму признали банкротом. От временных подработок отказывался, так как лишился бы пособий. Сейчас, имея гарантированные выплаты и не боясь их потерять, отремонтировал одному соседу дом, другому компьютер. Полгода понадобилось, чтобы придумать маленький собственный бизнес: снимать на старенькую домашнюю камеру онлайн-рекламу для местных предпринимателей. Но найти в сельской местности клиентов ему пока не удается, как и получить региональный грант, чтобы снимать видео для привлечения туристов. Он делает этнические барабаны в стиле саамов, пытаясь продать их в Интернете.

Кто-то еще устроился на малооплачиваемую работу и просто получил фактическую прибавку в 560 евро к минимальной зарплате: можно сказать, им как бы подняли МРОТ — что, в общем, справедливо: их труд нужен обществу, хотя оно и незаслуженно низко его ценит. Плюс эти люди действительно захотели и стали работать, а раньше просто жили на пособия. Определенный процент безработицы в современном обществе неизбежен, и во многих случаях отсутствие работы не вина конкретного человека. Одна женщина целый день ухаживает за престарелыми родителями: раньше ей приходилось тратить время на поиски работы и доказывать соцслужбам, что она ее ищет, а теперь нет.

Мне кажется, было бы интересным, если бы участники программы гарантированных выплат знали, что, скажем, по завершении этих 2 лет выплаты им могут продлить, но, разумеется, уже при условии каких-то достижений, явных подвижек в делах или хотя бы заметных свидетельств их активности. Разумеется, решения пришлось бы принимать субъективно, от чего как раз финские власти и хотели бы уйти — но именно тогда у людей появился бы дополнительный стимул: не расслабляться за эти 2 года полностью, но попытаться использовать свой шанс — в том числе и для того, чтобы найти поддержку властей и сохранять свой безусловный базовый доход и дальше, продолжая попытки улучшить свою жизнь и собственными силами.