В отличие от США, где инвестиции в судебные процессы практикуется минимум 10 лет, в России это направление только набирает обороты. Однако уже очевидно, что эта практика становится все более перспективной сферой для вложений. Разумеется, подобные сделки не лишены рисков, как и многие другие финансовые инструменты, но бизнесмены и компании, которые вкладывают деньги в судебные разбирательства, могут получить доход, значительно превышающий дивиденды от любых других вкладов, будь то ставки по банковским депозитам, вложения в недвижимость или золото.

«Правовое финансирование (litigation finance) не является новой концепцией и уже давно практикуется не только в США, но в Англии, Канаде, Австралии и, к выгоде многих истцов, все более распространяется в России. К  выгоде – потому что доступность инвестиций уравнивает обе стороны арбитража, вне зависимости от материальных возможностей каждого», - рассказывает Андрей Кораблев, управляющий партнер адвокатского бюро “Калинин, Кораблев и партнеры”, одной из первых юридических фирм, которая активно внедряет эту практику в Москве.

Как это работает?

Истец привлекает одного или нескольких инвесторов, покрывающих полностью или частично расходы на судебное разбирательство в обмен на часть доходов от суммы компенсации, которую отсудит истец. В результате истец, который не имеет достаточных средств для ведения долгих судебных процессов, получает возможность отстаивать в суде свои интересы, а инвесторы могут получить прибыль до 30% от вложенных средств в случае успеха.

В отличие от США, где правовые инвестиции за три года выросли в 4 раза, в России дела с инвестированием в судебные процессы только начали появляться. Хотя востребованность правового финансирования в нашей стране, по словам известного московского адвоката Андрея Кораблева, в России стоит очень остро, особенно на фоне кризиса. Судебные инвестиции нужны не только в крупных коммерческих спорах, но и малому и среднему бизнесу и потребителям, которые хотят пойти на риск и вступить в судебный спор с крупными корпорациями.

Немного истории

Несмотря на то, что судебное финансирование было разрешено в Англии еще в 1967 году, а в Австралии в 1995 году, эта индустрия получила мощное развитие именно в США. В начале 2000-х годов финансисты согласились оплачивать коммерческие судебные разбирательства третьих лиц в обмен на 55% от суммы иска в случае победы.

Сегодня практика поиска инвесторов перешла в интернет. С появлением специальных платформ, таких как LexShares, Trial Funder, Mighty и т.д., инвестору остается только выбрать наиболее интересное ему дело, оценить риски и возможности, и принять решение о вложении денег для оплаты судебных издержек. При этом платформа взимает 10 % комиссионных от инвестиций.

В таких делах инвестор может получить от 15 до 40% от суммы, которую истец получит по постановлению суда. Прибыль от такого вложения часто превышает 100%.

Также существуют онлайн-платформы, которые позволяют оплатить судебные издержки десяткам и сотням людей. В результате использования такой технологии инвестирования - краудинвестинга — потенциальный гонорар от «выигрыша» делится между всеми инвесторами пропорционально  вложениям каждого.

В США отрасль судебного финансирования (litigation finance) в 2017 году оценивалась в $3 млрд. На рост инвестирования влияет очень высокая стоимость самого судебного процесса, вель стоимость только подачи иска составляет в этой стране около  $10 000. Поэтому как компании, так и отдельные граждане часто отказываются от исков, не имея возможности оплатить адвоката и другие судебные издержки.

На этом рынке в качестве инвесторов доминируют специализированные банки и хедж-фонды. Диапазон финансируемых ими судебных разбирательств довольно таки широк, но инвесторы отдают предпочтение коллективным искам, коммерческим спорам и судам против корпораций.

Громким примером выгодности таких инвестиций стал иск, который подали спасатели города Нью-Йорк после событий 11 сентября 2001 года к властям города. Компания Counsel Financial, которая была основана адвокатами и специализировалась на финансовой поддержке истцов, инвестировала в это судебное разбирательство и получила прибыль в размере 11 млн долларов. Адвокаты компании смогли доказать,. что в ходе спасательных работ после терактов в результате воздействия вредных паров и пыли здания спасатели получили серьезный ущерб здоровью. В результате около 10 тысяч работников получили компенсацию 712,5 млн долл за причинение вреда здоровью. Рассмотрение дела заняло два года, а индивидуальные выплаты колебались от нескольких тысяч до одного миллиона долларов при наиболее тяжком ущербе для здоровья.

Мировое влияние

Пока что сложно достоверно оценить объем мирового рынка отрасли в силу ее молодости, да и доступной официальной статистики по ней нет. Но еще в 2010 году некоторые участники рынка заявляли, что оборот по инвестированию в судебные процессы превышает миллиард долларов. Многие эксперты уверены в том, что инвестиционная привлекательность судебных процессов будет расти, а востребованность этого ресурса финансирования сложно переоценить. По словам Андрея Кораблева можно обозначить три причины этого явления:

  1. большое количество судебных разбирательств в США на сумму свыше $200 млрд, поскольку в Штатах работает основное количество платформ для судебного финансирования

     2. стремление любого инвестора к сверхдоходам

     3. развитие и повсеместное внедрение новых технологий.

А как в России?

Рынок litigation finance в России находится в состоянии зародыша. По статистике Судебного департамента Верховного суда РФ, ежегодно наблюдается 10-20% рост количества поданных исков. И очень часто недостаток средств является непреодолимой преградой на пути к правосудию, поэтому инвестиции в данном случае становятся единственным выходом для истцов в решении судебных споров.

По мнению адвоката Андрея Кораблева, на сегодняшний день в России судебные инвесторы предпочитают вкладываться в крупные коммерческие судебные разбирательства, которые требуют больших затрат, для того чтобы их вложения гарантированно были оправданы большей суммой судебных возмещений. К примеру, когда размер инвестиций составляет 700 тыс. руб., а речь идет о взыскании убытков с корпорации на 50 млн. руб. В случае выигрыша инвестор получит минимум 10% от взысканной суммы.

Одним из самых востребованных в России является запрос о финансировании споров с участием иностранных юрисдикций и арбитражей. Также популярны запросы на финансирование коллективных исков. Эта модель инвестирования выгодна как финансово, так и по временным рамкам, когда необходимо провести экспертизу, то есть возможность провести ее для всех пострадавших одновременно.

Как на Западе, так и в России индивидуальные судебные разбирательства в основном распространены в отношении врачебных ошибок.

Так например сейчас в производстве находится дело 30-летней москвички, у которой после приема лекарственных препаратов, прописанных врачом частной клиники, начались серьезные проблемы со здоровьем. Пациентка написала претензию директору клиники и обратилась в прокуратуру. Но компенсации от клиники не получила. Более того, директор этого медицинского учреждения закрыл старую клинику и открыл новую, буквально через дорогу. Девушка нашла адвоката, который работает за «гонорар успеха» и планирует отсудить 3 млн рублей на покрытие медицинских расходов и компенсацию морального вреда. В этом случае юрист, инвестируя свое время в судебный процесс, выступает одновременно и инвестором, и адвокатом по делу.

Выгода судебного финансирования

Во-первых, внешнее финансирование уравнивает шансы на победу в суде менее защищенного финансово участника процесса. Во-вторых, доход инвестора в случае победы может составить даже 300% и выше. Так что можно с уверенностью сказать, что процесс судебного инвестирования экономически не только оправдан, но и выгоден всем участникам.

Какие дела доступны для инвестирования?


Как рассказывает адвокат Андрей Кораблев, перспективу найти инвестора чаще всего имеют судебные иски, убытки по которым хорошо обоснованы и прошли оценку профильных специалистов. Учитываются такие факторы, как размер и соотношение судебных расходов и суммы иска, платежеспособность ответчика и сроки рассмотрения спора.

Оценивая ежегодное увеличение количества судебных исков, можно ожидать, что спрос на данную услуг на стыке юриспруденции и финансов со временем будет расти как глобально, так и на российском рынке.