Пока президент Венесуэлы Николя Мадуро кричал с трибуны, что введет в стране национальную криптовалюту под красивым названием «petro», наши власти молча, не раздумывая долго, ввели в обращение крипторубль. Что тут было! Но лучше по порядку.

Люди, проснувшись утром 1 января 2018 года, кроме похмелья почувствовали некоторую неловкость: в винно-водочных да и всяких других магазинах и местах, включая кино, театры и прочее, наотрез отказывались брать наши деревянные рубли. Всюду висело правительственное распоряжение за номером дробь чего-то там о переходе с начала года на крипторубль. Где брать таковой, в бумаге не говорилось, равно как и в Интернете ни единого слова. В общем, жизнь в праздничные дни замерла, доедали салаты, пили самогон (бабка Зина из третьего подъезда отпускала за деревянные, категорически нарушая вышеуказанное распоряжение). Одно плохо, культурная жизнь замерла совсем, в кино и театры и даже в цирк за деревянные не пускали вовсе, хоть ты тресни, но выход нашелся - смотрели дома телевизор, а цирк у всех и так каждый день свой. В народе бумажные рубли уже прозвали керенками, и те, у кого на руках их было много, самую малость нервничали, употребляя самогону несколько больше, чем оставшиеся без рублевых излишков.

Праздники пролетели быстро, отдыхать - не работать, чиновники, словно перелетные птицы, вернулись на родину из-за границы (там такого рода нововведений не было, отпускали за валюту исправно). Тут сразу нашли виноватых и привлекли к суду, оказывается, кто-то что-то не дописал в распоряжении, да теперь это уже и неважно, а может даже и к лучшему: ведь народ привыкнуть к новой валюте должен, как лошадь к новому седлу, будем считать и привык.

Дальше - больше. Деревянные меняются один к одному в отделениях Сбербанка, но на сумму не более шестисот тысяч - исключительно для того, чтобы толчеи не было в отделениях банка, да и заодно узнать природу происхождения денег, если у кого имеется свыше шестисот, так, чисто для интереса, не для протокола. Наши люди особо сильно про себя рассказывать не любят, прямиком пошли на черный рынок, кровно заработанные менять по курсу два деревянных на один криптовый рубль, а кое-где просили и три к одному.

Дело пошло хорошо, спекулянты как могли наживались, конечно, их ловили и наказывали, тут надо отдать должное. И вот уже все деревяшки поменяны, крипторубль смело шагает по стране и даже не прихрамывает - дело невиданное. И тут опять неувязочка вышла, забыли народу сказать, что крипторубль-то не простой и не золотой, а напротив, совсем негодный. Портится как помидоры на рынке в прямом смысле этого слова. Ведь его взяли и запрограммировали - он же цифровой, собака, - да таким образом, что теряет он каждый день в среднем по одной копейке, заложили в него проклятый алгоритм убывающей геометрической прогрессии, ну чтобы совсем в ноль не превратился. Как народ прознал про эту гадость, так в магазины сразу и пошел прилавки опустошать, да в обменники - валюту скупать, цена которой улетела сразу в космос и, помахав оттуда ручкой, исчезла совсем.

Куда деваться? Люди в банки - мол, возьмите во вклад, а банкиры, не дураки по природе своей, говорят: «Конечно, давайте, возьмем, даже с большим удовольствием!» А народ, глаз один прищурив, спрашивает: «А под какие такие проценты?» А банкиры минусовой процент возьми да и назови, форменная неприятность, выходит, вместо того чтобы получать, еще и платить придется.

И обрушился процент, и стали деньги в банках выдавать под ноль процентов, а народ пошел всё заработанное тратить, поднимать упавший ниже плинтуса спрос и заодно нашу экономику. Чем не предвыборная программа, а? Хороша, нечего сказать. Дарю. Женщинам в придачу - проект по озеленению, с последующим заселением Луны и всех по порядку планет солнечной системы. Лично я на Марсе жить буду - климат там хороший.