НАДЕЖДЫ И РАЗОЧАРОВАНИЯ БИЗНЕСА НА ПОРОГЕ 2018 ГОДА

Уходящий год для предпринимателей начинался как год надежд, но завершился как год несбывшихся желаний. Он был во многом непростым, но зато дал понять, в каком направлении стоит двигаться в наступающем 2018-м.
Наиболее ярким показателем, характеризующим уходящий год, стала, пожалуй, статистика о числе банкротств. Третий квартал 2017 года обогнал аналогичный период 2016 года сразу аж на 12,4%. Сентябрь же опередил март 2015 – самый урожайный на банкротства месяц за весь кризис, и лишь 2% не дотянул до абсолютного рекорда октября 2009 года. Только сфера коммерческих услуг и металлургия ещё держатся, снизив число банкротств. А вот торговля, сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность и строительство по этому показателю в минусе. Почему же так вышло?
Первая и самая главная причина – низкий спрос на товары и услуги. У людей просто нет денег, чтобы приобретать вещи в прежних объёмах. На фоне роста номинальных и реальных зарплат в стране, по-прежнему, наблюдается спад реальных располагаемых доходов, по итогам 10 месяцев он составил 1,4%. То есть все прибавки зарплаты «съедаются» повышенными расходами и сокращением прочих доходов. Зарплаты составляют лишь 64,8% от доходов населения. Так что предпринимателям стоит быть внимательнее при прогнозировании спроса на свои товары.
Именно эта неосторожность, подкреплённая радостными заявлениями чиновников о том, что всё наконец-то налаживается, и подкосила многие предприятия. А ещё и рубль за первые три месяца этого года укрепился на 10%. Ну как не обрадоваться? Предприятия начали массово закупать импортное сырьё и полуфабрикаты, нарастив производство в мае на 5,7% относительно мая 2016-го, а июнь 2017-го прибавил 2,9% к июню 2016-го. Вот только спрос не поспевал за предложением: летом розничные продажи были стабильно на 4% - 5% ниже, чем летом прошлого года. В итоге - затоваривание складов и убытки. Снижение прибыли не позволяет поднять доходы сотрудников, что, в свою очередь, ограничивает спрос… и так далее по цепочке.В итоге сальдо прибыли и убытков обрабатывающих предприятий за 9 месяцев этого года сократилось на 10,1%, аграриев - на 9,9%, торговли - на 22,3%, а в строительстве и вовсе на 64,4%.
Отчасти в этом были виноваты сами предприниматели, не рассчитавшие свои силы, но и государство тоже приложило свою руку к созданию проблем бизнесу. Можно даже оставить в стороне такие «мелочи», как введение новых онлайн-касс с дефицитными фискальными накопителями от единственного поставщика, проблем хватает и без этого. Например, администрирование социальных сборов передали в налоговую, назвав это единым социальным страховым сбором (ЕССС). Вот только передача информации от соцфондов в налоговую оказалась не такой уж тривиальной задачей. В итоге бизнес столкнулся со множеством необоснованных претензий. 
А банки тем временем, пытаясь выполнять возложенные на них функции контролёров, начали массово блокировать счета предпринимателей по поводу и без, в том числе и за мнимую налоговую задолженность. Например, купил владелец интернет-магазина автомобиль – это может быть расценено как нецелевое расходование средств и попытка отмывания денег. Или провели платёж слишком быстро – признак транзитной операции. Только за первые полгода в чёрный список попало порядка полумиллиона предпринимателей. И почти все незаслуженно.
Возросла в том году и финансовая нагрузка. Производители и импортёры товаров в 2017-м начали платить утилизационный сбор, повысились пени за просроченные налоговые платежи... Не вносила ясности и готовящаяся реформа «22/22», предусматривающая снижение социальных сборов с 30% до 22% и повышение НДС с 18% до 22%. В случае принятия этой реформы предприятиям пришлось бы пересмотреть свои бизнес-модели.
Но хуже всего то, что контролирующие и правоохранительные органы не перестают «кошмарить» бизнес. Ещё год назад Владимир Путин отметил, что необоснованные уголовные преследования, заканчивающиеся чаще всего оправдательными приговорами, присутствуют в нашей реальности, а 83% предпринимателей, на которых заведены дела, теряют свой бизнес. Однако прошло почти полтора года с тех пор, но ничего кардинально не поменялось. Ввели ограничения на плановые проверки? Не беда, из 1,7 млн проверок, проведённых за год, 1,2 млн были внеплановыми. А Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» отмечает, что число обращений за помощью в связи с необоснованным преследованием в этом году увеличилось на 65%! Только за первое полугодие в отношении предпринимателей возбуждено более 120 тыс. уголовных дел. А с нашими законами под статьи «мошенничество» и «хищение» можно подвести любой самый честные бизнес.
И снова надежда на следующий год. В 2018 году количество внеплановых проверок должно быть не более 30% от плановых, а их длительность не должна превышать 10 дней. Это хорошо. Так же, как и то, что больше компаний смогут перейти на упрощёнку благодаря увеличению лимитов по этому способу налогообложения, как и то, что некоторые малые предприятия смогут платить взносы в соцфонды за сотрудников по ставке не 30%, а 20%.
Но все может испортить растущая нагрузка на бизнес. В 2018 году будет введён налог на движимое имущество, более известный как «налог на модернизацию», также повысят МРОТ, а это значит, что предпринимателям придётся пересматривать зарплаты и платить больше отчислений в бюджет, вырастут акцизы, повысятся ставки ЕНВД почти на 4%, вырастит стоимость патента, в некоторых регионах будет введён курортный сбор, бухгалтерам придётся составлять больше отчётности по зарплатам.
Но это всё решаемые проблемы. Будут инвестиции – будут и способы оптимизировать производство, повысив эффективность и снизив издержки. А в 2018 году как раз наступает эра цифровой экономики, которая позволяет сделать процесс привлечения инвестиций намного проще и доступней. С появлением новых инструментов вроде ICO привлекать инвестиции могут предприниматели, которые раньше об этом и мечтать не могли. 
Так что первоочередные ожидания бизнеса от государства, если оно в реальности, а не на бумаге планирует поддержать бизнес - это искоренение силового давления и создание рабочей нормативной базы для цифровых инвестиций.