Верховный суд РФ определил, как рассчитывать неустойку в сфере финансовых услуг, пишет портал «Право.ру».

Андрей Лисов, юрист по гражданским делам:

Формула «Никто не должен дважды нести наказание за одно преступление» (Non bis in idem) известна со времен Древнего Рима и закреплена в статье 4 протокола №7 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. При чем здесь неустойка и какой закон должны применять суды в делах об оказании финансовых услуг?

В российском (и зарубежном) законодательстве встречаются ситуации, когда одновременно действуют несколько норм, относящихся к одной и той же процедуре, а в случае судебного разбирательства необходимо прежде всего выбрать норму, которая подлежит применению в конкретной ситуации. Иногда, конечно, происходят казусы – как, например, в ситуации с защитой прав потребителя финансовых услуг, когда физическое лицо требует не только неустойку, но и проценты за незаконное использование чужих денежных средств.

Дело №5-КГ17-148 является во многом показательным и в целом отражает подход судов к разрешению споров, касающихся защиты прав потребителей. Зачастую суды становятся именно на сторону потребителя как более слабой стороны в данных отношениях. Так и произошло с рассмотрением дела №5-КГ17-148. В. открыла в ОАО «Национальный банк «ТРАСТ» счет до востребования, а когда пришла за своими деньгами, получила отказ по причине того, что ее карта была заблокирована. В итоге забрать свои деньги ей удалось лишь через месяц, и это стало основанием для обращения в суд за восстановлением справедливости.

Истица потребовала взыскать с банка неустойку за нарушение срока выдачи вклада, проценты за незаконное использование чужих денежных средств, а также штраф и компенсацию морального вреда. В результате неверного толкования норм права Перовский районный суд города Москвы присудил часть требуемой суммы истице. С решением суда первой инстанции концептуально согласились и в апелляции – Московский городской суд лишь снизил размеры неустойки и штрафа. Камнем преткновения в данном случае является то, что фактически банк понес ответственность одновременно в рамках норм Гражданского кодекса РФ (ст. 395) и закона РФ «О защите прав потребителей» (п. 6 ст. 13 и п. 5 ст. 28).

Верховный суд Российской Федерации в определении по делу от 26 сентября 2017 года отметил, что выводы судебных инстанций противоречат нормам материального права: суды взыскали неустойку в размере, установленном п. 5 ст. 28 закона «О защите прав потребителей», однако «названная норма устанавливает неустойку применительно к цене услуги, каковой сумма вклада не является».

Проблема с определением размера неустойки является ключевой для данного дела, так как размеры неустойки в ГК РФ и законе РФ «О защите прав потребителей» различаются. Необходимо отметить, что подобная коллизия была разрешена в Постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2012 №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». Пункт 2 указанного постановления прямо говорит, что к договору банковского вклада нормы закона о защите прав потребителей применяются лишь в той части, которая не урегулирована Гражданским кодексом. Соответственно, суды должны были изначально сориентироваться и определить размер неустойки в соответствии с нормами Гражданского кодекса.

Таким образом, возложение на лицо двойной ответственности противоречит принципам российского гражданского права, предусматривающим, что за одно нарушение может быть наложено одно наказание. Также это вытекает из разъяснений, изложенных в пункте 6 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 13 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Подобный подход разделяет и актуальная судебная практика.