В понедельник, 9 октября, в Стокгольме представители Шведской королевской академии наук завершили «нобелевскую неделю», объявив лауреата премии по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля. Им стал американский экономист Ричард Талер из Чикагского университета. Премия присуждена ему с формулировкой «За вклад в изучение поведенческой экономики», пишет РБК.

Чем занималась мировая экономическая наука в последнее время? Если посмотреть список нобелевских премий с 2000 года, можно обратить внимание, что в XXI веке лучшие экономические умы были заняты тремя спектрами проблем:

– Почему никто не может предсказать экономические кризисы и вообще откуда это все берется?

– Как должна быть идеально организована экономика на макроуровне, кто должен распоряжаться ресурсами, как это должно оплачиваться и где справедливость?

– Почему люди в экономических отношениях не ведут себя рационально: не максимизируют полезность, путаются в информации и принимают решения как попало и как ими управлять после всего этого?

Ричард Талер, получивший нобелевскую премию в этом году, как раз специалист по поведенческой экономике. Наиболее известная его работа – «Подталкивание: как улучшить решения, касающиеся здоровья, достатка и счастья». В России издана другая его книга: «Новая поведенческая экономика. Почему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать».

Поведенческая экономика сейчас – очень популярная отрасль науки, на ней основаны как ряд технологий государственного управления, так и маркетинговые приемы в розничной торговле. Вкратце смысл поведенческой экономики сводится к следующему: живой человек имеет мало общего с теоретическим гиперрациональным homooeconomicus, обладающим строго упорядоченным набором предпочтений, располагающим совершенной информацией и наделенным безграничными счетными способностями.

В реальности люди ведут себя иррационально – но не хаотично. Ученые утверждают, что нарушения рациональности очень понятны и предсказуемы – а значит, ими можно управлять. Поведенческие аномалии были описаны экономистами-психологами и получили свои имена: ментальное бюджетирование, гедоническая адаптация, эффект фрейминга, эффект приманки, неприятие потерь, гиперболическое дисконтирование и масса других.

Ментальное бюджетирование заключается в том, что для бюджета расходов важен не только размер, но и источники доходов. Например, в случае сокращения зарплаты на $100 при одновременном выигрыше $100 в лотерею, человек станет больше тратить на посещение ресторанов и меньше на покупку еды, одежды и т. д. по сравнению с тем, как он распределял свой доход раньше. Притом что его суммарный доход остался тем же.

Гедоническая адаптация означает, что радость от приобретения новой вещи не остается на постоянном уровне, а затухает со временем, и, купив стиральную машину или сумочку, решить проблему удовлетворенности женщины на длительный период нельзя. С точки зрения рациональности потребность закрыта, должно быть удовлетворение. Но нет: уровень счастья снижается и требует новой подпитки.

Эффект фрейминга заключается в том, что люди осуществляют выбор, опираясь не только на статистику, но и на эмоции, спровоцированные внешним антуражем и формой подачи информации: когда больным предлагают операцию с мотивировкой «90% перенесших ее выжили», они чаще соглашаются. А в случае формулировки «10% этих операций закончились летальным исходом» – отказываются, хотя статистика от формулировки не меняется.

Согласно эффекту приманки, человек часто берет не то, что соответствует его потребностям, а то, что имеет лучшую альтернативную полезность. Так, когда людям предлагали маленький попкорн за 3 доллара или большой за 7 долларов, они экономили и брали маленький. Но когда к выбору был добавлен еще средний за 6,5, люди стали брать большой: ведь насколько больше попкорна можно получить, добавив всего полдоллара!

Неприятие потерь говорит о том, что уровень расстройства при потере чего-то всегда выше, чем радости при приобретении этого. Людям, выходившим из супермаркета, выдавали кружку со словами «Вы наш тысячный покупатель сегодня!», потом подбегал другой сотрудник, что-то шептал на ухо первому, после чего кружку с извинениями отбирали (извините, вы 998-й). Человек оставался очень недовольным, хотя 30 секунд назад ни о какой кружке и речь не шла.

Зачем изучаются все эти явления? Чтобы использовать их в управлении, не важно, магазином или государством. Нужно помочь людям сделать «правильный» выбор, направить их, но не «дубиной», а мягкими, зачастую манипулятивными способами, потому что сами эти люди наделают слишком много ошибок.

Поведенческие теории отлично вписались в направление «Нового патернализма», к которому с вниманием относились такие политики, как Кэмерон и Обама (у последнего как раз нобелевский лауреат 2017 года был советником).

Новый патернализм предполагает очень широкие границы этически допустимого государственного вмешательства в экономическую и частную жизнь людей, потому что вмешательство мягкое и для их же блага. В ряде развитых стран как раз формируется практика управления государства путем «подталкивания» людей к действиям, которые считаются позитивными для экономики и для самих людей.

Отношение к новому патернализму, подталкиванию и поведенческой экономике в целом в научных кругах неоднозначное, но нобелевские премии на грани экономики и психологии дают все чаще.