Имя с секретом. 

Мне всегда везло на людей. Вот и сегодня, в свой первый школьный день, я встретила чудо. Посылают мне их, что ли, чудесных?

  Вобщем, всё по порядку. В этом году, на пятнадцатом году преподавания йоги, захотелось мне окунуться в атмосферу детства. Да не просто к детям пойти, а вот прямо в школу. И теперь веду я факультатив по йоге в школе английского языка и хинди, которая, к тому же ещё имя Рабиндраната Тагора носит. Школа красивая, светлая, пацаны бегут на футбол, в бассейне кто-то плещется гулко. А я иду в зал на встречу с детьми. На большом родительском собрании все мамы-папы воодушевились, - всё, думаю, сейчас дети набегут. Вижу, аншлага нет, только стоит одинокая длинноногая фигурка у двери. Девчушка лет десяти: «Здрасьте! Это вы — йога?»

  Ага. Начинаем. Диктует имя, фамилию по слогам. Я, в надежде, что ещё ребята набегут, про отчество спрашиваю — тяну время. Она смотрит на меня широко открытыми глазами, и вдруг бегло так всю свою историю в одном этом отчестве выкладывает. «Да отчество такое у меня от дедушки. Папы и не было никогда. Вот дед и дал отчество. Это же логично?» И смотрит на меня, красивая, белокурая, хрупкая. Смотрит и ждёт, а что этот взрослый скажет про жизнь её, логично ли вот так?!»

  Не знаю. Не привыкну никак к жизни. Дальше, всё, как обычно. Делаем позы. Смеёмся. Балансируем, как в жизни, между тем, что должно быть, и тем, что есть. Дошли, наконец, и до трупа. Умерли - воскресли. Обсудили страх от стойки на руках и невыносимость одиночества в позе мертвеца.

  Идём довольные в раздевалку. И вот тут, как-то промежду делом, что-то там натягивая и снимая, она спрашивает: «А вы в бога верите?». «Верю» - говорю. А она мне, поправляя косички: «А я, знаете, нет. Вот что предать его люди могли, гвоздями прибить, - в это верю. А вот чтобы воскрес после этого — нет». И снова потом суматоха, её звонок домой: «Мам, я скоро». Мы уходим, прощаемся, её шаги затихают. А я стою, проваливаясь в тишину вечерней школы, и только вспоминаю, как сжимался у девчушки моей левый кулачок в позе трупа, словно грозила кому или держала кого, боясь отпустить...

Художник-Евгения Чебыкина.