Ольга Лукина, психотерапевт, автор книги «Бизнес и/или любовь»:

Социальная группа не может жить без лидера. Верно также и обратное. Лидер не может реализовать свой дар без близкого окружения, без людей, следующих за ним.

Даже Тиран создает себе команду, банду. Он строит свою власть на страхе людей и одновременно подпитывает их иллюзию превосходства над обычными людьми, стимулируя их агрессию и ненависть. Но он играет с огнем. Банда, следующая за деструктивным лидером, — это не настоящие последователи.

Это подделка. Эти последователи, как крысята, готовы будут «сожрать» своего лидера при первых же сигналах его слабости. Даже самые деструктивные лидеры — все же живые люди. В самой глубине души они также нуждаются в принятии, заботе и любви. Нуждаются, но не надеются получить. Как бы они того ни отрицали, но им нужны близкие люди. Эта потребность не исчезает, даже если они ее не осознают. Они привязаны к своим близким не меньше, чем те привязаны к ним. Они не хотят потерять эту связь, но несмотря на это они повреждают тех, кто рядом, повинуясь своему сценарию.

Несколько лет назад мне довелось работать с семьей одного лидера — Тирана. Поводом стала, увы, нередкая ситуация. Его девятнадцатилетняя дочь трижды сбегала из семьи с молодым человеком, в которого была влюблена. Отец трижды находил и возвращал ее. После четвертого побега он сильно побил ее и посадил под домашний арест. Молодые люди хотели пожениться, но тиран отец даже не хотел об этом слышать. Юноша решительно не подходил под его требования. Отец предупредил дочь, что, если она еще раз сбежит, то он от нее откажется. Но это еще не все, он пошел дальше в своих угрозах, обещая организовать против ребят уголовное дело. Он не оставил выбора своей дочери.

Поразительно, но в этой ситуации пострадавшим он считал себя. Он был оскорблен, предан и ранен «свинской неблагодарностью дочери» после всех тех возможностей и материальных благ, которые он для нее создал.

Этот деструктивный лидер сильно был удивлен, когда на его просьбу «прочистить больные мозги дочери» я предложила ему прежде всего разобраться со своими серьезными эмоциональными проблемами.

Мне много приходится работать с членами семей деструктивных лидеров, которые страдают в семье от агрессии и подавления со стороны Тирана. Страдают, но годами терпят произвол.

Меня всегда интриговал вопрос: «Почему?».

Сразу оговорюсь, что в данном контексте речь идет только о взрослых, социально самостоятельных членах семьи. Когда вопрос заходит о тирании детей, здесь, конечно же, ответственность целиком лежит на родителях. Дети в таких семьях находятся в положении заложников. Сталкиваясь с такими ситуациями, я глубоко сострадаю им. Это, наверное, самые сложные моменты в моей работе с деструктивными лидерами. Мне трудно оставаться в равновесии, когда они безответственно повреждают тех, кто не может им противостоять, кто слабее их априори, кто зависим от них во всех смыслах. Требуется воля и работа со своими чувствами, чтобы не начать презирать их и не отвергать, но твердо выводить на осознание того зла, которое они причиняют.

Хочу отметить, что у меня появляется значительно больше возможностей, если более здоровые члены семьи не бездействуют. Подавляющее же большинство людей в такой ситуации страдает и ничего не предпринимает. Они как малые дети сначала надеются на чудо, что Тиран изменится, а потом уже ни на что не надеются.

Одни и те же психические законы действуют в разных невротических системах, будь то семья или корпорация, или даже государство. Я никогда не могла понять: почему сотрудники держатся за корпорации с откровенно больной культурой? Оправдывают свое поведение большой зарплатой, какими-то возможностями для развития… При этом плачут по ночам от унижения и живут в страхе быть снова униженными или уволенными в один момент.

О каком развитии может идти речь в условиях отсутствия эмоциональной безопасности? Можно рассчитывать только на выживание и усиление своего и без того неблагополучного сценария. Какие деньги окупят потерю собственного «Я» и презрение к себе? Да их не хватит потом даже на лечение сопутствующей гипертонии или депрессии.