Почему космос так много значит для нас? Наверное, там вход в бесконечность. У космоса нет начала и нет конца, и обычные житейские законы там не катят. Там чёрные дыры с неизведанными законами, там место для больших взрывов и рождений сверхновых, там туманности, галактики, там бесконечность, бессмертие, вечность. Если писать эти слова со строчной буквы, взгляд рассеивается, уплывает за горизонт. Если взять их с заглавной буквы, пульс учащается, в висок стучатся стихи поэтов, жизнь горизонтальная кажется глупой, пошлой, лишённой великого смысла.

Мои братья и сёстры в йоге, конечно, поэты. Они исчезают время от времени с горизонта, покоряют белые горы Гималаев, тихо живут в тайных индийских ашрамах, священнодействуют, поют и пляшут. И только одно мучает их, только одно не даёт им покоя — это возвращение домой. Здесь так плоско и так много земного притяжения. Что делать? Я развожу руками.

Но есть люди, вдохновляющие меня . С ними я любуюсь питерским небом, задираю голову, чтобы взглянуть на пируэты ласточек, слушаю шум листвы и смеюсь с детьми. Их внутренний поиск смысла лишён драмы — они поют и танцуют здесь. На моём пути они встречаются часто. Их обычная жизнь скрыта от меня, и я вижу только их блеск, переливы, удивительную самобытность. И мне хотелось бы нарисовать их портреты. Так, в несколько слов.

Да, и мы сохраним все имена в тайне. И чтобы было совсем не узнать, мы набросим на эту человеческую личность вымышленный портрет, как накидку, дополняющую образ. Художник, Евгения Чебыкина, наш поэтичный живописец, фантазёр и юморист, просто читает текст и рисует представившийся ей образ. Надеюсь, её чувство юмора смягчит мой пафос.

Портрет девушки с космической татуировкой

Улыбка. Такая искренняя, юная, такая «просто так». Как аванс, как обещание, что всё будет хорошо. Глаза светятся, хвост на макушке. «Эта молодость у меня от детей, я учу их петь,» - говорит она и, улыбаясь, делает позу. Она занимается йогой давно, сначала вольным стилем, а сейчас всё всерьёз — отстраивает, взвешивает, замеряет.

Случилось как-то, что отправилась она в дальний путь, куда-то в Карелию, где стоит дом, переданный ей в наследство. Старый-старый дом. Она ехала долго, уехала далеко, за тёмные леса, за далёкие горы. Отдыхала в доме, слушала музыку и пела. А вот обратный путь её подкосил: то ли спина устала от долгой дороги, то ли горы-косогоры укатали её. Она отлёживалась на лавочках, поев фаст-фуда, как-то пыталась выправить спину, но всё не помогало. Заболела голова и затухла музыка…

«И только остеохондроз я вижу,» - сказал доктор, осмотрев её. Чем-то помогли, стало лучше. Я слушаю всю эту историю, смотрю, как она движется, и замечаю что-то у неё на затылке. «Какая причудливая татуировка,» - говорю я, рассматривая на её тонкой шее лучистую звезду, вижу её пульс, рядом график какого-то сердечного ритма.

- Вот это да! Что-то таинственное? - спрашиваю.

- Да, это послание в космос, - отвечает девушка, улыбаясь.

- А давно она у вас? - спрашиваю осторожно.

- То-то и оно, что недавно, перед поездкой сделала. Когда голова заболела, я и задумалась, - может, меня уже нашли.

Я смеюсь и выражаю надежду, что уж если нас найдут, уж пусть будет лучше, чем хуже. Космические войны или вселенское братство? Потом мы прощаемся, она уходит лёгкой походкой, как обычно улыбаясь.

Я ищу в сети «Вояджер», космический корабль, отправленный с посланием от землян. Я слушаю музыку человечества, смотрю на картинки нашей земной, такой тёплой и родной жизни и тоже улыбаюсь. Как много человечество создало: сколько музыки, стихов и песен, Сколько сменилось поколений, сколько смеха и слёз. Менялись религии, модные философии, какие-то мысли по поводу жизни...А жизнь движется дальше. Летит как запущенный космический корабль. Никаких ответов окончательных. Никаких отгадок без новых загадок. Всё есть...

Наверно, она снова сядет за фоно, развернётся к детям спиной, а потом обернётся к ним, призывая их к песне. И какой-нибудь мальчуган заметит эту таинственную тату на её затылке, будет петь и гадать, что это за звезда движется в такт, не зная, что так и он становится причастен к великой тайне под названием Жизнь.