Так много всего происходит, так быстро крутится весенняя карусель жизни, что я решила объединить все новости.

Свобода выбора

Как-то я ехала в метро и встретила учительницу. Она занималась йогой продолжительно, а сейчас что-то «запустила себя», как она выразилась. Я даже имя её вспомнила — Анна. Стоим мы с ней в вагоне, улыбаемся и рассказывает она всё то, что составляет обыденные наши новости: как достала работа, как усталость ведёт к дивану, как здорово было когда-то на йоге. И ничего мне не вставить в этот поток утешительного, кроме пустого мотания головой да искреннего приглашения на йоговский ковёр. Нет у меня самой иного рецепта свободы. Прощаемся, обнимаемся и просит она у меня писать что-нибудь, потому что иногда читает с удовольствием. Я, знаете, когда вижу нашу интеллигенцию, такие вот загнанные сливки нации, мне так и хочется обнять человека, встряхнуть и сказать, - слушай, эта ж йога для тебя. И философия тебе, и психология, и поиск, и смысл, да ещё и спина не будет болеть!  

  И это богатство мотивов для занятий йогой приводит к нам таких разных, казалось бы, людей. Миллионеры и учителя. Астрологи и астрофизики. Эзотерики и люди практические, не ждущие нирваны в этой жизни, да и в другую жизнь не очень-то верящие. Вот и встречаются все в зале, тянут это тело, оживают, улыбаются. Один астролог сказал мне, только по большому секрету, что есть, мол, где-то далеко вся наша с вами история. Вот лежат эти карточки судеб в потаённом месте, за далёкими горами, за тёмными лесами спрятаны, и расписаны там все ходы наши земные, все варианты судьбы. И только один ход не учесть, не вывесть — что мы с вами выберем из этого многообразия? «Свобода выбора» называется. Я давно за этой «свободой» наблюдаю. И кажется мне, что дай человеку свободу — и он к дивану. Скажи «расслабься» - глядишь, человек ест и добавки просит: очень уж еда его расслабляет. А вот чтоб по-новому жизнь пошла, тут какая-то духовитось нужна, нерв какой-то. И не связана она с «духовностью», елейной, обстриженной жизнью без еды и питья, а связана жилка, живулька эта с желанием жить по-человечески, чувствуя пульс реальности и ветер свободы, которую никто у нас не отнимал, а только сами мы отдаём свободу эту, выбирая старые пути, истоптанные тропы к холодильнику и к дивану.

Весна - время свадеб. Как выглядит йоговская свадьба?

А давайте отправимся на йоговскую свадьбу!

Ранняя весна этого года. Тот самый один день, когда вдруг среди метели весенней нежданно-негаданно вышло солнце. («А потому что люди практикой себе погоду наработали!» - шутят гости йоговской свадьбы.) Он - тридцатилетний, всеми любимый преподаватель йоги, она - китаянка, открыла недавно свою студию йоги в Пекине. Встретились молодожёны когда-то в Париже, влюбились, встречались на семинарах по всему миру. И целый фильм такой гостям свадьбы показывают: там и Индия, и Китай, и Франция, и Россия.

Гости на свадьбе разные. Есть горсточка людей простых - с ними жених когда-то продавал чай и кофе в торговой фирме. Они не запарены по поводу еды и идеологии, йогой не занимаются и особого пути духовного не жаждут. Остальные человек пятнадцать — вегетарианцы, преподаватели йоги, активно ищущие себя, смысл жизни, суть происходящего и т.д.

После просмотра фильма про йоговскую любовь, духовный путь и величие поиска смысла жизни слово берут друзья жениха с предыдущей работы. Мы видим фильм, где жених предстаёт простым человеком в ковбойской шляпе, с бутылками в обеих руках и взором горящим. Корпоративы, праздники, веселье. Жених, как бы извиняясь, упреждает невесту, что, мол, это не тот я, которого ты знаешь. Она улыбается на всё это: у всех у нас есть фильм про ту жизнь и эту, про мясо с кровью и любовь к облакам.

После фильма обстановочка разряжается. Мясоеды, откушав предложенных баклажанов, сыров и фруктов, не вкусив привычной жаренной плоти, требуют хотя бы привычных зрелищ. Откуда-то сзади слышится одинокое «горько». Молодожёны объясняют, что  это всё пустые старорежимные обычаи. И на духовном пути не до засосов. Однако, уважив страждущих, обнимаются.

Концовка, как и течение свадьбы, удивляет видавшего виды баяниста. Он стоит, качаясь, у отеля, где мы гуляем. Он уже обслужил несколько свадеб, что сидят в соседних банкетных залах, он уже весел и пьян. Наши йоговские гости покидают свадьбу трезвыми, с гордой осанкой. В их глазах свет духовной революции. Гости с прежней жизни идут, думаю, домой есть. А, может, пожалуй, и пить.

Игры разума

Ребят, да ну этот поиск! Смотрите, какая весна! Ну, правда: есть такие тихие вегетарианцы, что задушат любого мясоеда проповедями. А есть такие простые люди, на которых тут всё и держится: честные, открытые и незапаренные. Я тут слетала в Париж, занималась, и у меня, конечно, всё небо в алмазах. Что мне эти круасаны? Когда идёшь по Елисейским полям, ветер свободного Парижа, запах кофе и сигарет смешивается с ароматом цветущих каштанов... Один вкус — свобода. Так и здесь то же — зелень травы, влюблённые парочки, смеющиеся дети. Главное - как посмотреть...

«Всё от ума!» — поведала мне на занятии женщина лет сорока и вздохнула. Ну, как женщина? Она выглядит как девушка средних лет. Всегда - макияж и никогда - лишний вес. Всегда знает, что делать и никогда не межуется, уныло рефлексируя. Что, спрашиваю у неё, случилось-то, откуда этот прыжок в глубокую ментальность? Оказывается, посетила она, по случаю, лекцию психолога длинною в день. Началось в десять, закончилось в семь. Общая идея — всё в голове. Кушать, однако, не давали. Часик был на отдых, а поесть серьёзно — никак не получилось. Да и ладно, казалось бы. Героиня наша в принципе не ест. Из десертов у неё — ржаная корочка с тонким слоем варенья. Да и то раз в месяц, как праздник. Однако, лекция заграничного психолога с призывами изучать ментал, наблюдать экран ума, отслеживать негативные установки возымела действие. Героиня приехала домой. Села на кухню. И съела всё, до чего дотянулась. А потом встала, открыла холодильник и съела ещё. И, конечно — ржаную корочку с вареньем. А почему? А потому что нашла она ум свой несовершенным, ментал -  загруженный негативом и вообще, - жуть.

А, может, не стоит быть таким серьёзным? Может, довериться весне, ветру и чувствам? И, признавая собственное несовершенство, жить легко, меняясь постепенно. Не увлекаясь прелестью мира, но и не ссыхаясь в аскезе. В конце концов, путь означает, что «я иду дальше». Живой вам весны, друзья!