Глава совета Центра стратегических разработок (ЦСР), бывший министр финансов Алексей Кудрин в стратегии развития России до 2035 года предложил сократить число пенсионеров на девять процентов, или на 3,87 миллиона человек. 

Идея сократить число пенсионеров давно витает в правительственных и около правительственных кругах. Каждый раз, когда экономика совершает резкий скачок вниз, эта тема возникает с новой и новой силой. Действительно, Пенсионный Фонд не справляется с обязательствами и требует новых и новых бюджетных вливаний. Самый простой способ решить проблему – распределить имеющиеся средства на меньшее число пользователей.

Самое сложное – как именно решить поставленную задачу?

С 2015 года для получения пенсии необходимо набрать индивидуальный пенсионный коэффициент. Он определяется конкретным числом накопленных пенсионных баллов. Только вот с каждым годом заработать эти баллы все сложнее, а для получения пенсии в установленном законом возрасте требуется все больше и больше баллов. Замечательно, если впереди – длинная трудовая жизнь и можно приспособиться к требованиям системы. А что делать тем, кто рассчитывал в ближайшие годы выйти на пенсию?

Возникает парадоксальная ситуация. Молодые работники, видя, как обстоит дело с пенсионной системой, строят свое будущее без расчета на нее. Для них пенсия – не просто призрачная даль, а малопонятный рудимент советской системы. Молодое и среднее поколения ориентированы на создание персональных «подушек безопасности», которые одинаково эффективны в любом возрасте: недвижимость, собственное дело, накопления – и не связывают представление о благополучной старости с государственной системой гарантий, которая рушится у них на глазах. Работники «третьего возраста» - те, кто готовится к выходу на пенсию и «молодые пенсионеры» - в большинстве своем понимают, что пенсионные выплаты превращены в «пособие по выживанию» и не обеспечивают необходимого качества жизни. Компенсировать дефицит средств можно только двумя путями – используя уже имеющиеся накопления или продолжая работу, получая одновременно и пенсию, и зарплату. Таким образом, пенсионные идеи правительства не интересны большинству тех, кто должен быть самыми заинтересованными их бенефициарами.

Предлагаемая А. Кудриным схема с порогом в 52 пенсионных балла превращает трудовую пенсию в лотерейный шанс, достающийся немногим. Остальным рекомендовано работать до достижения 68 лет для получения социальной пенсии. В связи с этими предложениями возникает несколько вопросов.

Во-первых, идеи Кудрина, совмещаемые с данными относительно продолжительности жизни и состояния здоровья лиц старше 60 лет, наводят на мысль о том, что большое число потенциальных пенсионеров до пенсии вообще не доживет. Если средняя продолжительность жизни мужчин в стране на данный момент – 66 лет, а гарантированную пенсию человек сможет получать после 68 лет, выводы напрашиваются сами собой.

Во-вторых, возникает проблема рабочих мест для лиц старшего возраста. Если сейчас многие предприятия вынуждены ограничивать возраст сотрудников для того, чтобы сохранить кадровую динамику и обеспечить работой молодое и среднее поколения, обремененные ипотекой, кредитами и потребностями обучать детей, постепенно уводя старших работников на неполную рабочую неделю или вспомогательные функции, то как они поведут себя в условиях резкого изменения структуры рынка труда? Ведь одно дело – привлечь к работе пенсионера на взаимовыгодных условиях, совсем иное – быть обязанным сохранить рабочие места за людьми старше 60 лет. Предполагается, что в новой пенсионной конструкции лица среднего и старшего поколений должны биться за пенсионные баллы, следовательно именно они будут основными претендентами на официальные рабочие места.

В-третьих, как и ранее, пенсионные преобразования касаются всех возрастов в равной мере, поэтому появится категория пенсионеров «переходного периода», которые имеют почти те же характеристики, что и успевшие выйти на пенсию по старому сценарию, но попадают в число «отсроченных пенсионеров» только потому, что момент их выхода на пенсию совпадает с реформированием системы. Они начнут получать свои трудовые пенсии на год-три-пять позже, чем это посчастливилось их чуть более удачливым (по дате рождения) коллегам.

Что будет с предложениями А. Кудрина? Раз они просочились в прессу, их принятие в качестве правительственного курса уже не взывает сомнений. Конечно, что-то может быть откорректировано и сглажено, но основная идея останется. Она унаследована от социалистического принципа распределения «от каждого по способностям, каждому – по труду». И оценка труда тоже оказывается из социалистического прошлого – формальный перевод экономического и социального статуса профессионально работающего человека в обезличенный набор баллов, нивелирующий ценность и значимость конкретного живого труда в конкретных условиях.

Подход из прошлого адресуется будущему как ориентир для поколений, только вступающих на рынок труда. Это только на первый взгляд пенсионная система интересна пенсионерам, на самом деле она должна определять стратегию трудового поведения молодежи. Какая стратегия заключена в нынешнем варианте пенсионной реформы? Способствует ли пенсионная система росту доверия к государственным механизмам? На что будут рассчитывать те, кто только начинает работать? Конкретных ответов на эти вопросы не дано, а необходимость отвечать уже неотвратимо наступила.

Автор: Елена Кудрявцева, доцент департамента менеджмента НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург