Блогеры ставят диагноз Европе по итогам первого тура президентских выборов во Франции.

Константин Косачев facebook.com/Константин Косачев

Французам не повезло: они выбирали не своего лидера, а судьбу Европы. И поэтому просто не имели ни права, ни возможности проголосовать "неправильно". После Brexit и прихода Трампа к власти в США стало ясно, что победы антиевропейского президента союз не выдержит. И поэтому финал нынешних выборов — не решение проблем самой Франции, а их откладывание на потом… Возможно, именно этот упущенный шанс на обновление и для Франции, и для Европы может оказаться роковым: возникнет иллюзия, что победили "хорошие" и надо продолжать дальше по прежним неолиберальным и евробюрократическим лекалам.

Владимир Гельман facebook.com/vladimir.gelman

Итог первого тура выборов во Франции — хорошая новость не столько для политики, сколько для науки: опросы и сделанные на их основании прогнозы на этот раз не дали сбоев. В отличие от белых лебедей, в "черных лебедей" можно и нужно стрелять — отчасти в этом и состоит латентная функция научного знания.

Elena Servettaz facebook.com/elena.servettaz

Меня раздражает, что это (Макрон. — Ред.) самый системный кандидат. Они думали, выводя Макрона из правительства Олланда, что мы все поверим, что Макрон — бунтарь и мятежник с новым курсом и свежими идеями. Но он самый. Системный. Кандидат.

Он стал нужен президенту Олланду, который понял, что проиграл…

Меня раздражает, что Макрон преподносит всю экономическую программу как нечто новое, хотя в разное время разные люди уже говорили об этом и даже пытались пройти этим же путем.

Александр Зеличенко echo.msk.ru/blog/russkiysvet_dot_narod_dot_ru

Не только политические системы у нас разные — у них демократия, у нас самодержавие, но разные у нас политические культуры — обычаи, формы политического поведения. Они чуть что — на улицы. Мы — ждать, что барин скажет…

Макрон будет президентом. Навального совсем горячие и совсем пустые головы хотели бы видеть нашим царем, понятное дело — добрым царем. Но в том–то и дело, что не только самодержавие изжило себя как социальная модель, но и президентская республика никаких наших проблем решить не может. Хотя бы потому, что она у нас невозможна. Разделение властей при нашей политической культуре немедленно поведет к параличу власти с последующей диктатурой как единственным выходом из тупика.

А что возможно? А возможна кардинальная перестройка общества. Начинающаяся, как и любая кардинальная перестройка, с уборки и перестройки общественного сознания: с определения главных приоритетов. Развитие, самосовершенствование, самореализация — реализация своего жизненного замысла, своей миссии. Это относится и к каждому отдельному человеку, и к обществу в целом. Вот та печка, от которой нужно плясать. На практике это требует совершенно иных форм даже не распределения, а потребления совокупного общественного продукта. Форм, несовместимых с представлениями либерализма и особенно — неолиберализма. Принцип "каждому — сколько он сумел отхватить" здесь работать не может. Нужна разветвленная система фондов, пронизывающая и питающая все общество, как кровеносная система пронизывает и питает организм.

Для управления этой "кровеносной" системой нужна и соответствующая "нервная" система. Не "вертикаль" и не "горизонтальная" анархия, а совокупность сосуществующих многоуровневых систем, в которых объем и характер социальных полномочий определяется уровнем и состоянием личностного развития.

Глеб Кузнецов facebook.com/gleb.kuznetzov

Получается, что весь наш любимый евроскептицизм — это не сказать что совсем бумажный тигр, но серьезно переоцениваемая ерунда. Европейцы при всем негативе к Брюсселю скорее выступают за новую сделку, а не за уничтожение единой Европы как таковой. Крайний евроскептицизм имеет весьма ограниченную предельную электоральную емкость, и растет он медленно и печально…

Если России нужны партнеры в европейской политике, то смотреть скорее надо на левопопулистские проекты. На левых американофобов и антиглобалистов. Условный Меланшон (левый кандидат в президенты Франции. — Ред.) значительно более органичный и перспективный "друг", чем условная Марин.

Константин фон Эггерт facebook.com/konstantin.voneggert

Первый тур — новое поражение того, что почему–то по инерции называют внешней политикой России, а на самом деле — токсичной смеси бравады, неумелой пропаганды, некомпетентности и чиновной трусости. Не буду анализировать результаты, которые ведут к победе во втором туре самого проевропейского и антикремлевского кандидата, чей штаб отказал в аккредитации "Спутнику" и RT…

Глава государства в очередной раз вступил в предвыборную кампанию в чужой стране — и в очередной раз предстал проигравшим… То есть страноведческая экспертиза МИД либо оказалась никчемной, либо, скорее всего, пала жертвой метода Сафронкова. Это когда говорить нужно не то, что есть на самом деле, а то, что приятно начальству.

Владимир Милов facebook.com/milov.vladimir

В общем, как и было сказано — старушка Европа хорошо берет реванш за идиотские антиглобалистские метания англосаксов. Выпьем по сто пятьдесят за Макрона и европейские ценности.

Алексей Макаркин facebook.com/a.makarkin

Во Франции начинает действовать принцип республиканской солидарности. Любой политик, который опоздает с поддержкой Макрона против Ле Пен, может оказаться в крайне неудобном положении — его заподозрят в измене республиканским принципам. Поэтому Фийон сразу же призвал голосовать за Макрона.

Все же Ле Пен не смогла — изменить свой образ. Она осталась с Виши, хотя и косила под де Голля.

Василий Гатов facebook.com/prinzip

Ну что, не будет ни Frexit’a, ни Framp’a.

Любовь Якубовская facebook.com/liubov.yakubovskaya

С вашего позволения, я не стану–таки поздравлять Макрона с победой. У меня пока еще память неплохая, и я хорошо помню оптимизм ленты ФБ по поводу грядущей победы Клинтон на выборах в США.

Поживем — увидим. Не говори "гоп", пока не перепрыгнешь.