В известном анекдоте старый еврей просит часовую аудиенцию у российского премьер-министра. Разумеется, ему сразу объясняют, что он всеми частями тела не вышел, а далее, как и положено, начинается торг. Сторговываются на пяти секундах. Посетитель заходит, первые три секунды внимательно рассматривает любителя кроссовок и покровителя уточек, а в оставшиеся две говорит:

- И таки доколе?

Окружающая реальность заставляет этот анекдот вспоминать постоянно, в очередной раз – по поводу дорог.  Например, после того, как на костях ветеранских гаражей структуры Олега Дерипаски выстроили муравейник «Северная Долина», нагрузка на дорожную сеть резко возросла, и кусок проспекта Энгельса, ведущий к КАД, превратился в заповедник рытвин.

Что сделала власть? Извинилась перед водителями и приняла меры к скорейшему и качественному ремонту? «Щас!», как сказал бы сатирик. Когда нужно что-то дать гражданам, она сразу превращается в немощного ампутанта, только и способного твердить «Денег нет, но вы держитесь!». А вот когда у граждан нужно что-то отобрать, она волшебно преображается, и по количеству рук любую Кали (индийскую богиню смерти и разрушения) легко обгонит.

Так и здесь: водители на этих колдобинах теряют время и уродуют автомобили, при этом с них дважды взяли деньги на ремонт дорог (транспортный и по системе «Платон»).  Именно дважды: рост благосостояния клана Ротенбергов оплачивают все – через подорожавшие товары в магазинах из-за роста транспортных расходов.

И вот – улыбайтесь, граждане, улыбайтесь, улыбайтесь и машите! – и так уже со всех сторон обобранным водителям вешают ограничительный знак «40». Разумеется, с надеждой еще и штраф с них слупить. О как! И подобных историй из разных областей жизни каждый из нас в состоянии рассказать десятки, соответствующим образом выражая к ним свое отношение. Поскольку обсценная лексика в общественном пространстве недопустима, ограничимся вынесенным в заголовок вопросом. Адресуя его уже не нынешней власти (что с нее взять: как «запорожец» ни тюнингуй, «Бентли» из него все равно не получится), а  согражданам. Доколе мы все это будем терпеть?