Выступая в Госдуме премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что минимальный размер оплаты труда (МРОТ) в РФ поднимут до уровня прожиточного минимума.

Елена Кудрявцева, доцент департамента менеджмента НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург:

Несомненно, решение о поступательном приближении размера минимальной оплаты труда (МРОТ) к прожиточному минимуму, адресовано регионам. Для Санкт-Петербурга ситуация на данный момент противоположная: минимальный размер оплаты труда, установленный региональным соглашением о минимальной заработной плате, выше прожиточного минимума почти в 1,5 раза. На данный момент МРОТ для всех работников Санкт-Петербурга за исключением бюджетной сферы составляет 16 000 рублей, в то время как прожиточный минимум для трудоспособного населения – 11 568 рублей 70 копеек.

Стремление к повышению размера МРОТ связано со стремлением сократить число работающих бедных. Это – конструктивная позиция. Легкой тенью за ней следует стремление к обеспечению  роста поступлений в бюджет хотя бы за счет подоходного налога, объем собираемости которого должен увеличиться при росте заработной платы.

Однако, обсуждаемое решение, реализуемое в текущих обстоятельствах, может усугубить негативные тенденции, уже реализовавшие себя. В частности, следует ожидать дальнейшего роста теневого рынка труда и развития «серых» схем начисления и выплат заработной платы при официальном оформлении на работу.

Рост МРОТ для предприятий означает рост базы обязательных социальных платежей, что в современных условиях является вызовом для этих предприятий. В случае если до этого выплаты работникам соответствовали нынешнему уровню МРОТ, предприятия пойдут на сокращения штата, чтобы остаться в пределах существующего фонда оплаты труда. В том случае, если на предприятии и сейчас используется «серая» схема выплаты заработной платы,  размер переменных выплат, выходящих за пределы официальной оплаты, будет существенно сокращен.

Работодателям так или иначе  придется определяться с тем, за счет чего компенсировать затраты, связанные не только с повышением оплаты труда, но и зависящих от нее перечислений во внебюджетные фонды. Позитиву правительственных решений будет противопоставлена система адаптации, оправдавшая себя за двадцать лет, а предполагаемый рост доходов бюджета и внебюджетных фондов вряд ли оправдает себя.