17 апреля в Москве начала работу 6-я Международная научно-практическая конференция «Научное издание международного уровня – 2017: мировая практика подготовки и продвижения публикаций». Начавшаяся «чистка» на рынке российских научных журналов унесла из списка РИНЦ 344 «мусорных» издания. Отозванные из списка журналы больше не смогут торговать
публикациями и повышать индекс Хирша. Неожиданно начавшаяся санация, конечно, способна снизить количество недоброкачественных и порой даже псевдонаучных статей, одновременно с этим повышая стоимость публикаций. Что это было? Трепетная забота о конечном потребителе, в данном случае читателе, или передел рынка, приносящего по оценкам специалистов многие миллионы?

Софья Альбертовна, организовавшая конференцию, к проводимым научным мероприятиям относилась словно к детям, и в этом отношении ее, безусловно, можно было считать матерью-героиней. Достаточно сумбурно выраженная тема конференции не несла абсолютно никакой смысловой нагрузки. Для посетителей был ценен исключительно формат мероприятия и его относительно высокий статус с последующим выпуском сборника по материалам конференции.

Детище Софьи Альбертовны расположилось на мягких креслах конференц-зала, тоскливо принявших в свои кожаные объятия старых и новых принаученных знакомых. Приглушенный гул голосов и сдержанное покашливание прогнали из зала тишину ожидания. «Конферансье» что-то мешкал и куда-то все время нервно звонил.

Редко какое мероприятие проходит гладко и без приключений. К счастью собравшейся публики, неприглядным видом оборотной стороны этого детища Софьи Альбертовны наслаждался только ее водитель, в обязанности которого входила транспортировка (трансфер) высокопоставленного гостя. Собственно, приезжающий гость, про которого можно было прочитать в Википедии, был единственной козырной картой Софьи Альбертовны в предстоящей игре. По дороге к назначенному месту гость неожиданно ускользнул из цепких лап водителя, нанеся тем самым ему неизгладимую душевную травму. Просто прийти и признаться Софье Альбертовне в пропаже ценного груза, избежав при этом телесных и финансовых повреждений, казалось совершенно невозможным.

На неплодородной почве бедного мыслями водительского рассудка медленно созревал соответствующий данным почвенно-растительным условиям план. Будучи мертворожденной, водительская идея все же увидела свет: нужно было найти двойника пропавшей знаменитости и уговорить его выступить с речью перед уже заждавшейся публикой. Сосед водителя, работник общепита, после недолгих уговоров любезно за 500 рублей согласился принять участие в авантюре. Облаченный в пиджак и галстук двойник скоропостижно пропавшей знаменитости, бодро ехал на встречу с научным собранием.

Софья Альбертовна, интуитивно чувствуя возрастающее нетерпение ученых мужей и дам, решила начинать пока без гостя. Сославшись на дикие пробки и ужасный ревматизм коленного сустава, она открыла пленарное заседание. Хлопки откупоривающихся бутылок лимонного швепса и шипучее бульканье благородного хинного напитка обволакивали заседавших своими целебными свойствами.

В шипучей тишине неожиданно возник, поблескивая лоснящейся лысиной, словно драгоценной блесной в сильном течении горной реки, человек неопределенного возраста. Ловя заинтересованные взгляды любопытствующей аудитории, он гордо нес на сцену свой живот и спасение Софьи Альбертовны. Прокашлявшись, он поприветствовал всех гостей, поцеловал
руку спасенной многодетной матери конференций и с ее молчаливого согласия начал пленарное заседание. Лед тронулся. Начавшиеся в одно время, но по разным каналам, футбол и передача «Давай поженимся» настоятельно требовали скорейшего завершения статусного мероприятия. Научный оскал участников постепенно превращался в светлую домашнюю улыбку.