Федеральная налоговая служба призывает своих инспекторов ослабить давление на бизнес и перестать доначислять налоги за формальные нарушения, к примеру, за неверную подпись в документах, сообщают «Ведомости». Кроме того, рекомендуется проверять связи только с первым контрагентом в цепочке.

Дмитрий Бабинер, партнер EY в Петербурге:

Что касается так называемых «формальных нарушений», то в последнее время налоговая служба уже не так часто предъявляет претензии по таким поводам. Споров из-за того, что где-то неправильно поставлено запятая, хотя сделка было проведена и налоговая в этом не сомневается, почти нет.

Зато есть масса других проверок, когда инспекторы проверяют второго, третьего, четвертого и так далее контрагентов. И из того факта, что четвертый контрагент не заплатил налог в должном объеме, они делают вывод, что вся цепочка сделок была разработана налогоплательщиком намеренно.

Доказать связь между этим четвертым контрагентом и проверяемым лицом они не могут, но приходят к тому, у кого есть деньги. Например, на завод, у которого есть реальные активы и который от них никуда не денется. И с этого завода они пытаются взыскать то, что касается четвертого или пятого контрагента.

Если ФНС хочет изменить эту ситуацию, для рынка это будет большим плюсом. Задавать вопросы нужно тому поставщику, который работал с конкретным нарушителем. Причем тут реальный производитель, который фактически  закупил товары или услуги?

Таких споров на уровне местных подразделений налоговых служб было много, и, видимо, до центрального аппарата ФНС дошла эта волна жалоб. А так как люди там профессиональные, то они обратили на это внимание и поняли, что на местах перегибают палку.

Хотелось бы, чтобы ФНС к тому же стала адекватнее относиться к компаниям-посредникам, организаторам. Они тоже оказывают услуги, просто другого рода. Нередки случаи, когда от посредников-организаторов требуют наличия ресурсов, необходимых для выполнения самой работы, скажем, парка транспорта. У них таких ресурсов нет и быть не может, и не потому, что они хотят кого-то обмануть, а потому, что посредничество и организация – это тоже бизнес.