В петербургском метрополитене 3 апреля 2017 г. в 14.30 произошёл теракт. Первое, что необходимо сказать - это выразить слова соболезнования и чувство единения с теми, кто потерял в этой трагедии близких людей и чьи близкие пострадали в этом чудовищном теракте.

Что необходимо знать на сейчас. Прежде всего это первый теракт в истории не только петербургского метрополитена, но и города Санкт-Петербурга в его новейшей истории, имеюший исламистский след. И надеюсь, последний.

Второе – Cui bono? Cui prodest? Кому это может быть выгодно, и кто что с этого поимеет? На эти вопросы может ответить только следствие. Сейчас ясно одно - удар нанесён в самое сердце общества Петербурга, по уникальному межнациональному и межконфессиональному единству его горожан.

В городе Санкт-Петербурге и прилегающей к нему губернии проживает около 1 млн. мусульман. Многие проживают здесь с семьями, имеют родственников и друзей, и для всех них без исключения, произошедшее стало скорбным и крайне тревожным событием.

Что можно сказать по тому, что уже известно абсолютно точно. Если взять во внимание ещё и те факты, что это всё произошло именно в тот день, когда Президент России был в своём родном городе, ВКС РФ ведут беспощадную войну с терроризмом в САР, а ответственность за сделаное преступление никто на себя так и не взял. Совокупности случайностей явно неслучайны.

То, что произошло в петербургской подземке очень напоминает действие ингимаси – род войск террористических групп, спецназ, выполняющий конкретные задачи, на которые неспособны обычные, рядовые бойцы. Отличительные особенности действий ингимаси заключаются в том, что поставленная задача должна быть выполнена любой ценой, в том числе и ценой жизни бойца, именно поэтому, все бойцы штурмовых групп имеют на себе пояс смертника или осколочные гранаты, на которых подрывают себя вместе с окружающими, если оказываются в безвыходном для себя положении. Как у любого спецподразделения – все задачи ингимаси имеют локальный характер и тщательно планируются заранее.

Как не прискорбно об этом говорить, то что имело место быть в Петербурге полностью подпадает под методы, задачи и цели этих НВФ. Т.е., на пока всё что известно нам, лишний раз говорит о том, трагедия имеет все признаки и суть действия штурмовой бригады спецназа террористического подразделения. Тот факт, что поиски перступников и возможных соучастников злодеяния идут достаточно напряжённо, говорит лишь о том, какой реальный уровень подготовки бойцов, участвовавших в атаке. Если это всё так или иначе подтвердится, то скорее всего наш город, таким вот жутким образом был атакован извне.

Есть так же ещё один момент, который не вписывается в общую картину всего произошедшего, описанную выше. Ингимаси – воинское подразделение действующие против вооруженных сил (как это было при нападении на часть Росгвардии в Чечне 24 марта сего года), но никак не против женщин и детей. Как трактовать этот факт – неизвестно. Исключение подтверждает правило? Хотя главные вопросы на сегодня совершенно иные:

Если всё-таки это действительно была организация (а к подтверждению этого всё следствие и идёт), сколько ещё подобных групп сейчас бродит по стране? Технологических машин для убийств, безвозвратно потерявших человеческий облик, без страха и упрёка, при том, что совершая подобные вещи и явно прикрываясь исламом, творя такое, человек этим грехом безвозвратно выводит себя из ислама.

Ещё один вопрос – кто был конечным адресатом и бенефициаром этой ужасной трагедии? У кого здесь настолько развитая резидентура, которая может себе позволить проскочить незамеченными через все эшелоны обороны государства?

Думаю, что ответы на все эти вопросы мы не узнаем никогда.

Сейчас же, то немногое что нам остаётся - это сплотиться против общей угрозы, хотя бы мысленно поддержать тех, кто потерял в этой трагедии своих близких людей, а также выразить общую и единую содидарность в борьбе с этим мировым злом.