Все три кандидата на должность президента Российской академии наук, включая ее действующего главу Владимира Фортова, сняли свои кандидатуры с выборов, которые должны были пройти 22 марта. Президент РАН в интервью «Российской газете» выразил недовольство ходом реформы Академии и заявил о чрезмерной бюрократической нагрузке, которая мешает ученым работать. Предполагается, что выборы нового главы РАН будут перенесены на полгода.

Сергей Бодрунов, учредитель Санкт-Петербургской инвестиционной компании, эксперт РАН:

Перенос выборов, на мой взгляд, связан с тем что основная масса академиков-выборщиков пока не определились с тем, каковы должны быть основные направления развития, с одной стороны, отношений академии с государством, а с другой стороны – каким должно быть взаимодействие подразделений РАН между собой.

У нашей академии наук - особый статус. В мире нет ей аналогов: там академиями наук называются общественные объединения. У нас же это - финансируемая государством организация, у которой есть собственные институты.

По мнению многих экспертов, в последние 15-20 лет у нас по разным причинам научные исследования находятся не на самом высоком уровне. Российская наука стала существенно уступать советской по темпам развития. В определенный момент встал вопрос об эффективности государственного финансирования. И государство приняло решение о формировании федерального агентства (ФАНО), которому передали имущество РАН.

Сейчас идет борьба между двумя представлениями – не группами людей, а именно представлениями. Одно из них таково: государство должно быть заказчиком научных исследований, а ученые - исполнителями. Другие полагают, что роль ученых тем самым низводится до уровня обслуживающего персонала, к тому же решения о том, что и как исследовать, должны принимать именно ученые, которые в этом разбираются лучше государства.

Одни считают, что нужно оставить все как есть, что у РАН должны оставаться все ее ресурсы и рычаги, что она должна сама определять направления развития своих институтов. От государства требуется внимание и деньги. Другая позиция – что определять развитие должно государство.

Что касается бюрократии, о которой говорит Фортов, то такая проблема тоже существует. Мы наблюдаем те же процессы и в средней школе, и в системе здравоохранения. ФАНО полезно в плане, к примеру, более эффективного использования имущества и недвижимости. Но когда ученым что-то нужно для проведения исследований, они идут в агентство, а там должны объявить самый обычный тендер. Это пример бюрократической неэффективности.

И ученые, по-видимому, решили сначала провести дискуссию по всем этим вопросам и только потом выбирать нового главу академии. Потому что в зависимости от итогов дискуссии перед ним может встать уже другая задача.