В ночь с понедельника на вторник все крупнейшие федеральные общественно-политические издания сообщили со ссылкой на анонимный источник в администрации президента России, что Владимир Путин принял решение выдвигаться на новый срок в 2018 году, что это будет его последний президентский срок и оставаться у власти после 2024 года он не будет.

Также сообщается, что поставлена задача обеспечить рекордную явку (для этого в регионах проведут референдумы по обсуждаемым вопросам), одновременно – рекордный процент голосов за действующего президента и одновременно – рекордную чистоту выборов. Сильных соперников привлекать не будут, кандидатами предложат стать обычным участникам выборов в России – лидерам думских партий.

Дмитрий Травин, экономист, политолог:

По действующей Конституции баллотироваться в пятый раз невозможно, поэтому сейчас и распространяется информация о том, что сейчас Путин пойдет на выборы, но больше уже ходить не будет. Но что там будет через семь лет, в 2024м – это совсем другой вопрос. Люди у нас никогда не обращают внимания на предвыборные обещания. За шесть лет многое может измениться. Путин может изменить Конституцию и найти возможность остаться у власти. А если у людей создастся впечатление, что мы в кольце врагов, то они сами будут умолять его, как Бориса Годунова, снова пойти на царство.

Будет ли идти речь о преемнике или перераспределении полномочий, если Путин действительно покинет пост президента в 2024-м? Мы уже видели, что вариант преемника все равно означал сохранение реальной власти за Путиным. За четыре медведевских года он не перестал быть правителем, хотя по части вопросов считался с мнением Медведева. Как бы ни перераспределялись статьи в Конституции или полномочия, нужно исходить из того, что Путин постарается сохранить свою власть и через семь лет.

Что касается референдумов как способа повысить явку, я бы не преувеличивал их значение. Самый знаменитый референдум в нашей стране был проведен в 1991 году по вопросу о сохранении СССР. Народ (с большим перевесом) высказался за сохранение Союза, но его не сохранили, в том же году СССР распался, и никто по этому поводу не горевал. Не было такого, чтобы народ страшно переживал, всем было наплевать. Жизнь была настолько тяжелой, что люди думали о выживании, о реальных проблемах, а не о мифах.

Поэтому и в следующем году могут быть проведены какие-то референдумы, которые лишь укрепят позиции действующей власти. Референдума по Исаакию никто не обещал, но если власть решит сохранить его в качестве музея, то можно и провести референдум, а потом сказать: смотрите, власть считается с обществом.

Можно ли обеспечить одновременно рекордную явку, процент голосов за Путина и чистоту выборов? Про чистоту можно забыть сразу: наши выборы нечистые, это доказано многочисленными фактами, нет оснований полагать, что это изменится. Вопрос с явкой решить проще: в одних регионах она обеспечивается административными методами, в других – с помощью вброса бюллетеней. Сначала власти пробуют обеспечивают реальную явку, проводят агитацию - а потом, чтобы «дотянуть», обеспечивают «явку» фиктивную.