За последние годы импортозамещение успело стать чуть ли не национальной идеей. Однако стоило рублю немного окрепнуть, и отечественная продукция уже забыта как страшный сон. Потоки импортных товаров направились к нам в страну очень внушительными темпами. В январе 2017 года объём импорта увеличился более чем на треть – на 36,4% по сравнению с январём прошлого года. Все было бы нормально, если бы и объёмы экспорта росли аналогичными темпами. Тогда можно было бы говорить о развитии международной торговли. Что-то продаём, что-то покупаем. Вот только показатели экспорта не стремятся вверх. Получается, что отечественное производство не растёт, а закупки заграничного - увеличиваются. Прямо как в старые добрые докризисные времена.

Объёмы импорта растут по всем направлениям: машины и оборудование, текстиль, химическая продукция и, что особо примечательно, продукты питания. Продовольственная безопасность была одним из ключевых направлений деятельности нашего правительства с самого начала кризиса. Но прошло уже более двух лет с начала борьбы за отечественное производство продовольствия, а спрос по-прежнему не удовлетворён. В январе объёмы импорта продуктов питания и сырья для производства выросли разом на 20,8% по сравнению с январём 2016, по молочке рост поставок составил и вовсе нескромные 60%. Кто-то стал больше есть за прошлый год, или что же это за загадочные «лишние рты»? Пока ни того, ни другого не наблюдается. Особенно если учесть, что реальные располагаемые доходы населения и не собираются останавливать падение.

Даже импорт таких вроде бы несложных продуктов, как сыр и творог, в прошлом году вырос на 5,5%. Получается, что наше отечественное производство не развивается. Возьмем элементарный пример. Формально у нас в стране зарегистрировано порядка 200 производителей сыра. По отношению к населению в 147 млн это и так немного (каждый производитель должен в среднем обеспечивать 735 тыс. человек), так ещё ряд «производителей» занимаются только фасовкой готовой продукции: нарезали, завернули в упаковку и отправили на прилавки. Так себе производство. А всё упирается в две основных причины: нехватка собственного сырья и оборудования для производства.

Для производства действительно качественной продукции необходимо собственное свежее сырьё. У нас 45% молока производится домашними хозяйствами. Оно непригодно для промышленного использования, а товарность производства молока на фермах находится, по данным Минсельхоза, на уровне 34%. То есть формально на реализацию поступает примерно треть надоенного молока. Куда же девается всё остальное? Выпивается сотрудниками комбинатов? Это маловероятно, но есть другие объяснения: часть молока отбраковывается как некачественное, часть - втихаря продаётся на сторону, а еще часть имеет двойной учёт. Надоили молоко – посчитали, высушили молоко – и его тоже посчитали как новое. Одно и то же молоко учитывается дважды. До кризиса эта ситуация доходила до абсурда: в Ростовской области товарность находилась на уровне 16%, а в Саратовской и вовсе 11%. Такой двойной учёт позволяет скрыть проблемы отрасли и показывать региональным чиновникам красивые отчёты. А на самом деле своего молока в разы меньше.

Всё это сильно ограничивает поступление молока производителям сыра и других молочных продуктов. Если нельзя рассчитывать на сторонних поставщиков, значит, производителям стоит обзаводиться собственными коровами молочных пород – а это уже долгосрочные инвестиции, требующий дешевые и долгие деньги. Да и риски сейчас крайне высоки. Например, срок рентабельности молочного стада составляет от 10 до 20 лет. И никто не представляет, что будет через год, а тут 10 – 20 лет. Естественно, желающих вкладываться в такие проекты очень мало. Тем более что различные программы поддержки нередко «заточены» под конкретных крупных производителей, имеющих возможность договориться с властями, а банки, перестраховываясь, скорее откажут вовсе в выдаче кредита под такие цели. Мясное стадо – совсем другое дело, там вложения отбиваются куда быстрее.

Конечно, нехватка качественных импортных сыров «породистых» сортов подтолкнула к производству фермерских продуктов, некоторые производители даже обрели какую-то известность. Но их объёмы в масштабах страны ничтожно малы. Взять, к примеру, очень успешную молодую сыроварню «Русский пармезан», так у них сейчас объёмы производства составляют порядка 100 кг в день и то с перебоями из-за нехватки молока. Капля в море. И таких предприятий у нас десяток – другой, и всё. Это ниша продуктов для гурманов, а не для массовых продаж. Потенциал энтузиастов своего дела у нас очень сильно ограничен. Вообще в сети молодым компаниям с достойной продукцией пробиться непросто – цены диктуют сами сети, и им не нужен сыр, который значительно дороже фальсификата из пальмового масла, несмотря ни на что. К тому же малые объёмы им не интересны. А для больших, опять-таки, нужны серьёзные инвестиции. Если на открытие сыроварни с объёмом производства до тонны в день (это потребности ресторанов и маленьких локальных сетей) требуется порядка 500 тыс. евро, то для открытия завода нужно уже собрать порядка 5 млн. евро.

Зато такое положение дел очень хорошо сказывается на тех же белорусских предприятиях. Кроме того, что они взяли на себя почти весь импорт молочной продукции после введения ответных санкций, так и сейчас продолжают наращивать поставки. Доля Беларуси в импорте молока и молочной продукции в 2016 году составила 87%. И ведь не надорвались. Значит, развитие молочной промышленности – посильная задача. Время идёт, старая сырьевая модель экономики уже неактуальна, а мы всё продолжаем кормить наших соседей. Нет возможности (или желания) развивать собственное производство, а упрощение импорта оборудования противоречит желанию заработать здесь и сейчас… Значит, выход в том, чтобы приглашать компании из соседних стран, у которых традиционно молочная продукция была сильным местом, открывать заводы и фермы у нас.

Импорт технологий всегда намного продуктивней импорта готовой продукции. На этом выехали все азиатские страны, совершившие экономическое чудо. Необходимо создать условия, чтобы, например, белорусским или литовским предприятиям было выгодно привезти к нам коров, установить оборудование... Это уже будет хорошим подспорьем. Местное производство стабилизирует цены, появятся стандарты качества, будут созданы рабочие места. В случае с литовскими компаниями можно пойти по пути автопрома – «сборочные» предприятия с определённой долей локализации производства пользуются льготами. Те же белорусские компании можно привлекать, отталкиваясь от их местных условий работы и расходов. У нас должны быть более выгодные и комфортные условия работы, чем там. Например, земли по минимальным ставкам можно сдавать в аренду не только китайцам на Дальнем Востоке, но и нашим западным соседям под пастбища. Выбор прост – либо закрыться и выжимать последние соки из выживших производителей молока, либо открыться и привлекать технологии и предпринимателей.

Автор - руководитель компании "Национальная Дистрибьюция", председатель комитета по вопросам развития инвестиционной среды для бизнеса ТПП Москвы